Архангельскій соборъ

.

Въ концѣ XII или въ началѣ XIII вѣка, отецъ Великаго Князя Іоанна Даниловича Калиты, построилъ, на Кремлевскихъ холмахъ, небольшую деревянную церковь во имя Военачальника Небесныхъ Силъ Архистратига Михаила. Бѣдна и мала была эта церковь, такъ что Великій Князь Іоаннъ Даниловичъ въ 1333 году повелѣлъ ее сломать, и вмѣсто нея построилъ новую, каменную — въ память избавленія Москвы и Россіи отъ ужаснаго голода, бывшаго въ 1332 году. Какъ большой Успенскій Соборъ въ Москвѣ при самомъ основаніи своемъ назначенъ для погребенія россійскихъ первосвятителей, такъ Архангельскій соборъ избранъ самимъ основателемъ для положенія въ немъ тѣлъ русскихъ государей, и долгое время былъ ихъ усыпальницей, какъ о томъ свидѣтельствуютъ сорокъ пять надгробницъ.


Нынѣшній Архангельскій соборъ по построенію относится къ XVI вѣку. Собиратель русской земли Іоаннъ III находилъ, что храмъ, вмѣщающій бренные останки его державныхъ предковъ, слишкомъ тѣсенъ, и по благолѣпію уступаетъ многимъ другимъ храмамъ, поэтому въ 1505 году старый храмъ разобранъ былъ до основанія, и вмѣсто него заложенъ новый. Пока новый храмъ строился, тѣла государей покоились въ другой церкви, а когда построеніе окончилось, и новый Архангельскій храмъ былъ украшенъ, и щедротами сына Іоаннова Василія отдѣланъ внутри, гробницы государей снова перенесены въ эту усыпальницу, гдѣ. и остаются донынѣ. Новоотстроенный Архангельскій Соборъ многократно обгаралъ и былъ разрушаемъ: особенно пострадалъ соборъ отъ грабежей въ 1612 году, во время нашествія на Москву Поляковъ, и ровно черезъ два вѣка послѣ того — въ 1812 году, при занятіи Москвы войсками Наполеона, — непріятель снялъ съ иконъ дорогіе покровы, похитилъ многія церковныя драгоцѣнности и осквернялъ храмъ Божій всевозможными безчинствами… Но благочестіе россійскихъ вѣнценосцевъ и русскаго народа, всегда готовое на жертвы для благолѣпія храмовъ Божіихъ, обильно украсило и Архангельскій соборъ, и онъ, не смотря на всѣ претерпѣнныя имъ раззоренія, нынѣ по справедливости считается однимъ изъ благолѣпнѣйшихъ храмовъ земли Русской.
Храмъ этотъ построенъ на самомъ живописномъ мѣстѣ Кремлевскихъ холмовъ, и по наружному величію превосходитъ всѣ другіе московскіе храмы. Украшенный пятью позлащенными главами, Архангельскій соборъ имѣетъ высоты отъ купола средней главы до полу 16 — саженей, а пространства занимаетъ: въ длину, не считая стѣнъ, 17 саженъ и 2 аршина, въ ширину 10 саженъ. Внутри храмъ нѣсколько мраченъ, какъ и подобаетъ быть усыпальницѣ: весь соборъ оовѣщается въ два свѣта длинными, узкими окнами, коихъ на южной и сѣверной стѣнѣ по шести, а на западной лишь два. Съ восточной стороны къ собору пристроены двѣ небольшія одноглавыя церкви — во имя Покрова Пресвятыя Богородицы и въ память зачатія св. Іоанна Предтечи: въ послѣднемъ придѣлѣ находится гробница князя Скопина Шуйскаго. Въ прежнее время нѣсколько придѣловъ находилось также и въ западной, и въ южной стѣнѣ, а именно: въ западной — Обновленія храма Христа Спасителя, св. Андрея Критскаго, свя. Апостола Акилы, св. Симеона Столпника; въ южной— придѣлъ св. Іоанна Лѣствичника.
Своды храма опираются не четырехъ четвероугольныхъ столиахъ; стѣны извнутри всѣ росписаны: вся западная стѣна представляетъ грозную картину страшнаго суда съ ликами Архангеловъ, созывающихъ родъ человѣческій отъ всѣхъ концовъ земли; а вдоль сѣверной и южной стѣнъ тянутся изображенія бывшихъ князей, какъ бы уже возставшихъ по звуку послѣдней трубы. Лица у нихъ смиренныя, головы большею частью обнажены, и надъ ними парятъ ихъ Ангелы— хранители. Нѣкоторые князья изображены въ схимѣ, другіе же въ ферезяхъ, шубахъ и опашняхъ, съ откинутыми рукавами и съ ожерельями.
Иконостасъ Архангельскаго собора, возвышаясь четырьмя ярусами, доходитъ почти до купола, и весь блеститъ серебромъ и дорогими камнями. Мѣстные образа въ богатыхъ ризахъ: вмѣсто пеленъ, полагаемыхъ предъ таковыми иконами въ другихъ соборахъ, въ Архангельскомъ соборѣ находятся серебрянныя доски, на которыхъ весьма отчетливо отчеканены евангельскія притчи. Замѣчательнѣйшіе образа: 1) храмовый образъ Архистратига Михаила — очень древній; 2) образъ Богородицы съ младенцемъ Іисусомъ въ сіяніи, прозванный благодатное небо: по преданіямъ, этотъ образъ подаренъ Литовскимъ княземъ Витовтомъ дочери Софіи, при выходѣ ея замужъ за сына Дмитрія Донскаго Василія; 3) образъ Тихвинскія Божія Матери: икона эта есть даръ смиренной инокини, прежде царицы, Марѳы, на память ея долгаго пребыванія въ заточеніи, въ предѣлахъ Тихвинскихъ (у бѣла-озера), по убіеніи злодѣями сына ея царевича Дмитрія;-4) образъ Симеона Столпника, близь коего завѣщалъ похоронить себя Великій Князы Іоаннъ Васильевичъ.
Внутренность алтаря состоитъ изъ двухъ отдѣленій: для престола и для жертвенника. Каменный престолъ находится подъ бронзовою сѣнью на столбахъ, сдѣланною въ царствованіе императора Николая Павловича. Всѣ предметы, находящіеся на престолѣ, чрезвычайно цѣнны. Горнее мѣсто устроено впадиною въ стѣнѣ, по подобію того, какъ это устраивалось во многихъ христіанскихъ храмахъ въ древности.
Въ Архангельскомъ соборѣ находятся гробницы князей и царей и другихъ царскаго рода мужей, съ 1333 года по 1696 годъ.
Такъ въ самой срединѣ собора, у праваго столпа, находится гробница юнаго царевича Димитрія убитаго въ Угличѣ. Онъ былъ сынъ царя Іоанна Васильевича Грознаго.
Наискось отъ раки царевича, въ западномъ углу собора, находится гробъ Василія Іоанновича Шуйскаго. Шуйскій возведенъ былъ на престолъ въ 1606 году. Нерѣшительный и неискусный въ управленіи государствомъ, онъ скоро заслужилъ общее недовѣріе, и 19-го іюля 1610 года былъ постриженъ въ монахи и свезенъ въ Чудовъ монастырь.
Въ ногахъ царевича Димитрія находится гробница благочестиваго царя Алексѣя Михайловича. Онъ былъ весьма религіозенъ и еще при жизни самъ избралъ себѣ это мѣсто. Алексѣй Михайловичъ вступилъ на престолъ въ то время, когда внутреннее состояніе Московскаго государства было неспокойно и неоднократно происходили мятежи. Трудно было управиться кроткому государю и подавить возстанія внутри государя ства, но онъ достигъ этого то силою, то мудрыми распоряженіями. Заботясь также объ улучшеніи законодательства, Алексѣй Михайловичъ издалъ новый сводъ статей подъ названіемъ «Соборное Уложеніе». Впослѣдствіи къ Уложенію изданы были особыя дополненія (напр. о татебныхъ дѣлахъ), т. е. о воровствѣ, о разбойныхъ, о фальшивой монетѣ и уставы: ратный, торговый и писцовый и др.). Изъ другихъ дѣяній этого заботливаго царя особенно важны для Россіи: присоединеніе Малороссіи и нѣкоторыхъ важныхъ городовъ къ Россіи, каковы напр.: Смоленскъ, Кіевъ и др. Алексѣй Михайловичъ умеръ въ 1676 году, царствовалъ же 31 годъ съ 1645 г.
Преданіе говоритъ, что въ часъ блаженной его кончины, лице его просіяло какъ солнце, потому что на немъ отразилась тишина умиренной имъ державы. Гробъ его находится у самой средины праваго столпа. Во кругъ него покоятся царевичи, дѣти его внуковъ и правнуковъ. Здѣсь лежатъ два его сына — Іоаннъ и Василій и два внука — Симеонъ и Димитрій, и два правнука — Илія и Александъ, дѣти царей Ѳеодора и Петра. Только одна могила сына Алексѣя Михайловича — отдѣляетъ гробъ его отъ гроба его родителя, Михаила Ѳедоровича.
Михаилъ Ѳедоровичъ Романовъ, шестнадцати лѣтъ вступилъ на престолъ въ 1613 г. Въ то время, когда Московское государство послѣ войны и смутъ было въ крайнемъ неустройствѣ, такъ что рѣдкій городъ не пострадалъ отъ грабителей. Прежде всего необходимо было освободить государство отъ враговъ внутреннихъ и внѣшнихъ; но для этого нужно было войско. Войско нужно было содержать, а содержать было нечѣмъ, такъ какъ казна была разграблена. Пополнить же казну податями съ городскаго и сельскаго народонаселенія положительно было невозможно, потому что города и села были разорены, а жители разбѣжались. Бѣдствія были повсемѣстныя. Народъ много терпѣлъ отъ насилій, обидъ и взяточничества воеводъ и приказныхъ людей. Еъ счастію еще Россіи, юный царь Михаилъ Ѳеодоровичъ имѣлъ опытнаго руководителя въ отцѣ своемъ, Филаретѣ. Первою мѣрою, предложенною Филаретомъ, было: произвести всеобщую перепись въ государствѣ. Вѣдомости эти, такъ называемыя писцовыя книги, составлялись нѣсколько лѣтъ и оказались впослѣдствіи весьма полезными, такъ какъ по нимъ съ точностью можно было опредѣлить съ кого и сколько слѣдовало взимать подати. Филаретъ былъ не только совѣтникомъ, но и соправителемъ своего сына. Имя его являлось во всѣхъ грамотахъ на ряду съ царскимъ— онъ участвовалъ во всѣхъ государственныхъ распоряженіяхъ и нерѣдко давалъ указы— собственною властію назначалъ подати, опредѣлялъ наказанія и безъ доклада государю вершалъ всѣ дѣла, исключая уголовныхъ.
Гробъ царя Ѳеодора Алексѣевича находится подлѣ лѣваго столпа, рядомъ съ братомъ и преемникомъ своимъ, Іоанномъ Алексѣевичемъ. Ѳеодоръ Алексѣевичъ оставилъ по себѣ долгую память въ потомствѣ, не смотря на слабость здоровья и кратковременное царствованіе, — продолжавшееся только 6 лѣтъ (1676–1682 г.). Онъ успѣлъ сдѣлать для государства, если не многое, то весьма важное; онъ уничтожилъ столь пагубное среди русскихъ людей мѣстничество. Онъ основалъ въ Москвѣ Славяно-Греко-латынскую академію. Для этой цѣли онъ вызывалъ ученыхъ мужей изъ Кіева, Царьграда и запада. Какъ строгій, православный христіанинъ, онъ заботился о сохраненіи православія. Самая академія основана была имъ въ видахъ церковныхъ, она должна была служить церкви и охранять православіе отъ иновѣрныхъ ученій. Близь гроба Ѳеодора Алексѣевича покоится и прахъ императора, внука Петра Великаго, Петра Алексѣевича II.
У втораго — праваго столпа покоятся какъ бы одиноко, два славные мученика временъ татарскихъ, князь Черниговскій Михаилъ и вѣрный бояринъ его Ѳеодоръ, вмѣстѣ пострадавшіе въ Ордѣ. Благовѣрный князь не хотѣлъ преклониться предъ идолами Батыя и палъ подъ мечемъ ханскимъ, а вѣрный бояринъ, возбуждавшій его къ мученичеству, запечатлѣлъ кровію ивердое свое слово. Когда его уговаривали поклониться идоламъ и за это обѣщали ему почести, онъ отвѣчалъ: «не хочу кланяться твари, хочу страдать за Христа моего, какъ и государь мой, князь». Мощи ихъ сначала хранились въ Черниговѣ, но въ 1572 г. но волѣ царя Іоанна Грознаго, перенесены въ Москву и положены были подъ спудомъ въ соборной церкви черниговскихъ чудотворцевъ, находившейся въ Кремлѣ близъ Тайницкихъ воротъ. Когда же эта церковь была упразднена, тогда, повелѣніемъ императрицы Екатерины II, въ 1770 году, св. мощи торжественно перенесены были въ Срѣтенскій соборъ на сѣняхъ, а въ 1774 году перемѣщены въ Архангельскій соборъ, гдѣ находятся и по сіе время *).
Подлѣ втораго — лѣваго столпа находится одиноко, гробница царевича Петра, сына Ибрагимова, сына Мамотякова, царя Казанскаго. Далѣе, вдоль сѣверной стѣны, идутъ семь могилъ. У самаго иконостаса, подъ иконою Тихвинскія Божіей Матери, находится гробъ внука храбраго Владиміра Андреевича, сподвижника Донскаго, это гробъ князя Василія Ярославича Боровскаго, умершаго въ 1464 году. За нимъ первый отъ сѣверныхъ вратѣ, вдоль этой стѣны гробъ князя Андрея. Васильевича Углицкаго, сына великаго князя Василія Темнаго, названнаго большимъ, для отличія отъ меньшаго соименнаго съ нимъ брата. Подлѣ него— гробъ другаго князя Андрея Владиміровича Донскаго, сына Владиміра Андреевича Храбраго. Далѣе гробъ малоизвѣстнаго удѣльнаго князя Дмитровскаго, Георгія Іоанновича, сына Іоанна. Великаго. Наконецъ, рядъ этотъ заканчивается тремя неизвѣстными гробницами, вѣроятно братьевъ Василія Іоанновича Шуйскаго.
Вдоль западной стѣны, начиная отъ западныхъ вратъ и до угла собора, расположены, одна подлѣ другой, двѣнадцать гробницъ удѣльныхъ князей. Въ самомъ углу, какъ родоначальникъ старшаго племени удѣльныхъ князей, положенъ третій сынъ Калиты — Андрей. Рядомъ съ— нимъ гробница сына его, Владиміра Андреевича Храбраго. Онъ былъ другъ Донскаго, участвовалъ во всѣхъ его битвахъ и раздѣлилъ съ нимъ громкое имя Донскаго, въ память Куликовской битвы, одержанной его натискомъ на Орду. Онъ смирилъ Мамая, Ольгерда, Олега Рязанскаго и всѣхъ недруговъ Донскаго. Онъ первый великодушно отрекся отъ древняго права, по которому старшій въ родѣ наслѣдовалъ великокняжескій престолъ и довольствовался своимъ Серпуховскимъ удѣломъ. Далѣе слѣдуетъ гробница, вмѣщающая въ себѣ трехъ князей: Юрія Дмитріевича съ дѣтьми: Косымъ и Краснымъ. Затѣмъ слѣдуютъ гробницы: двухъ младшихъ сыновей Донскаго — Андрея и Петра; подлѣ нихъ — гробница старшаго брата Темнаго—Іоанна, раннею смертію избавленнаго отъ смутъ междоусобія. Гробницы: сына Великаго Іоанна — Симеона, князя Калужскаго: троихъ дѣтей Темнаго: Юрія Дмитровскаго, Бориса Волоцкаго и младшаго — Андрея, вмѣстѣ съ двумя сыновьями Владиміра Храбраго, Іоанномъ и Ярославомъ заключаютъ рядъ гробницъ у западныхъ дверей.
Вдоль южной стѣны находятся четыре ряда гробницъ и въ каждомъ ряду по три гробницы. Въ числѣ этихъ гробницъ только три гробницы удѣльныхъ князей. Въ первомъ ряду у самой стѣны помѣщается гробница сына Донскаго, великаго князя Василія Димитріевича, царствовавшаго 36 лѣтъ (1389–1425).
Подлѣ него находятся гробницы — сына и внука Іоанна Великаго: — Іоанна Іоанновича и Димитрія Іоанновича. Вмѣстѣ они княжили, но не наслѣдовали его державы.
Во второмъ ряду между гробницами Димитрія Іоанновича Углицкаго, сына Іоанна Великаго и кроткаго отца своего, великаго князя Іоанна II находится гробница храбраго витязя Димитрія Донскаго бывшаго съ съ 1363 года великимъ княземъ Московскимъ.
Принявъ 12-лѣтнимъ отрокомъ, управленіе государствомъ раздробленнымъ, тѣснимымъ извнѣ и возмущаемымъ внутреннимъ междоусобіемъ, — послѣ долгой борьбы Димитрій Іоанновичъ положилъ въ Москвѣ начало великаго порядка правленія, — единодержавія. Онъ ежедневно ходилъ въ церковь, часто приступалъ къ Св. Тайнамъ и носилъ власяницу на голомъ тѣлѣ; скончался онъ въ 1389 году.
У самой стѣны южныхъ дверей собора, рядомъ съ гробницами: Георгія Васильевича, брата Грознаго, и сына своего, великаго князя Симеона Іоанновича Гордаго, покоится прахъ самого основателя собора, великаго князя Іоанна Даніиловича Калиты. Въ княженіе Іоанна Даніиловича Русь отдохнула отъ тяжкихъ бѣдствій. При немъ, какъ выражаются лѣтописцы, «миръ и тишина воцарились въ землѣ Русской». Монголы перестали наконецъ опустошать города и села и кровію бѣдныхъ жителей орошать пепелища. Цѣлыхъ сорокъ лѣтъ христіане отдыхали отъ тяжкихъ насилій татарскихъ. Ханъ Узбекъ и его преемники довольствовались уже опредѣленною данью и перестали посылать своихъ воеводъ на грабежъ русскихъ удѣловъ. Со времени Іоанна Даніиловича Москва становится сердцемъ Россіи и истинною матерью городовъ русскихъ. Съ этого времени она замѣняетъ собою древній первопрестольный Кіевъ, который въ 1321 году уже перешелъ подъ власть язычника Гедимина. Заслуга Іоанна состоитъ въ томъ, что онъ положилъ начало единодержавію. Онъ видѣлъ, что всѣ бѣдствія русской земли произошли отъ несогласій и слабости князей и потому старался присвоить верховную власть надъ удѣльными князьями и успѣлъ въ этомъ. Но пораженный внезапно тяжкимъ недугомъ, онъ принялъ постриженіе въ схиму и скончался 31 марта 1340 г.; царствовалъ же съ 1328 года. Москвичи со слезами погребли тѣло его въ Архангельскомъ соборѣ и назвали его «собирателемъ земли Русской» и государемъ — отцемъ. Онъ освободилъ великое княженіе отъ грабителей внѣшнихъ и внутреннихъ. Онъ былъ правосуденъ, набоженъ, усерденъ къ построенію храмовъ, и весьма милостивъ къ нищимъ. Онъ всегда носилъ съ собою калиту, т. е. мѣшокъ, наполненный деньгами для бѣдныхъ. Отъ этого онъ и прозванъ Калитою.
Напротивъ гроба Калиты, у самаго иконостаса, находится гробъ Василія Темнаго. Чего не испыталъ этотъ князь въ теченіе 27 лѣтней борьбы съ своими же родичами. Онъ испыталъ и плѣнъ въ Ордѣ, и душную темницу, и троекратное сверженіе съ престола. Въ довершеніе же всего этого онъ былъ ослѣпленъ рукою двоюроднаго брата своего, Димитрія Шемяки. Василій Темный оказалъ весьма важную услугу церкви. Когда собрался духовный соборъ во Флоренціи для соединенія церквей, Западной и Восточной, то Московскій митрополитъ Исидоръ отправился на этотъ соборъ и принялъ тамъ самовластно такъ называемую Флорентинскую унію. По возвращеніи въ Москву отправляя церковную службу, онъ сталъ поминать папу вмѣсто того какъ слѣдовало поминать восточныхъ патріарховъ. Василій Темный до того былъ огорченъ этимъ отступничествомъ, что велѣлъ посадить Исидора подъ стражу и судить его (1440 г.) и тѣмъ оградилъ православную вѣру отъ вреднаго введенія. Василій Темный умеръ въ 1462 г., а вступилъ на престолъ въ 1425 году.
Рядомъ съ гробницею Темнаго находится гробница сына его, Іоанна III.
Изъ памятниковъ правительственной дѣятельности Іоанна III, замѣчательно изданіе Судебника (1497 г.), который былъ составленъ на основаніи «Русской Правды», судныхъ грамотъ и обычаевъ московскаго судопроизводства. Далѣе, онъ много заботился объ умноженіи военныхъ силъ и первый завелъ въ Россіи значительною артиллерію. Царствовалъ съ 1462 по 1505 годъ.
Скромный довершитель великихъ намѣреній родителя, Василій Іоанновичъ покоится рядомъ съ отцемъ. Покоритель Пскова и Смоленска, онъ, однако, не дерзнулъ вѣнчаться діадемою Мономаха. Не княземъ, но инокомъ вселился онъ въ мирное жилище предковъ, не смотря на то, что бояре хотѣли удержать на немъ княжескою мантію. Въ одной съ нимъ могилѣ положенъ и старшій сынъ Грознаго, рожденіе котораго утѣшило его, а ранняя смерть ознаменовала страшный переворотъ его жизни. Гробомъ Василія заканчивается рядъ гробницъ въ этомъ соборѣ.
Но тутъ-же есть еще тѣсный придѣлъ во имя Предтечи. Нынѣ онъ упраздненъ и обращенъ въ гробовую храмину. Здѣсь-то покоится державный царь земли Русской—Іоаннъ Васильевичъ Грозный, съ двумя своими сыновьями. Іоаннъ Грозный былъ великій человѣкъ своего времени. Обладалъ онъ яснымъ умомъ и твердою волею, — передъ нимъ все преклонялось. Онъ покорилъ Казань и Сибирь и прилагалъ много заботъ къ внутреннему устройству государства. При немъ составленъ былъ новый Судебникъ, болѣе полный и опредѣленный, чѣмъ Судебникъ Іоанна III (1500 г.). Онъ обратилъ вниманіе и на духовное сословіе. Въ слѣдующемъ же году онъ созвалъ духовный соборъ и поручилъ ему обсудить мѣры къ улучшенію духовнаго сословія и къ исправленію народной нравственности. Получая безпрестанныя жалобы на притѣсненія со стороны намѣстниковъ и волостей въ городахъ и селахъ, Іоаннъ далъ жителямъ городскимъ и сельскимъ право выбирать себѣ правителей и судей; выборнымъ людямъ отъ самихъ общинъ, поручены были раскладка и сборъ податей, поимка и казнь воровъ и разбойниковъ. Въ нѣкоторыхъ областяхъ Іоаннъ даже совсѣмъ отмѣнилъ великокняжескихъ намѣстниковъ и волостей. Кромѣ того, это былъ человѣкъ весьма религіозный, и, при всемъ томъ, въ царствованіи Іоанна есть и мрачная сторона, а именно частыя казни, хотя впрочемъ и вынужденныя. Извѣстно, что казни въ то время были почти обыкновеннымъ наказаніемъ; иначе невозможно было смирять непокорныхъ и злодѣевъ. Видя вокругъ себя постоянныя посягательства бояръ, злоупотребленія, онъ, какъ человѣкъ вспыльчивый, раздражался этимъ. Тайныя козни измѣнниковъ и предателей, вынуждали его совершать казни, но онѣ были ему до того ненавистны, что онъ рѣшился даже оставить царскій престолъ. Онъ покинулъ Москву и уѣхалъ въ Александровскую слободу (1564 г.) — и народъ самъ пошелъ за нимъ и умолялъ его не покидать царство. Таковъ былъ Грозный, царствовавшій съ 1533 по 1584 годъ.
Рядомъ съ Грознымъ покоятся два его сына: царевичъ Іоаннъ и царь Ѳеодоръ Іоанновичъ. Ѳеодоръ Іоанновичь не былъ одаренъ отъ природы особою способностію къ труду; онъ былъ почти постоянно боленъ и уклонялся отъ всѣхъ дѣлъ государственныхъ; дѣлами же управленія занимался Годуновъ. 7 января 1598 года царь Ѳеодоръ скончался.
Итакъ, Архангельскій соборъ какъ усыпальница князей и царей Русскихъ, долженъ быть дорогъ каждому русскому. Здѣсь упокоились всѣ междоусобія русской земли, по мѣрѣ того, какъ собирались сюда останки ея князей.
Ризница Архангельскаго собора, почти неуступающая Успенской по богатству, содержитъ много священныхъ рѣдкостей и драгоцѣнностей; но мы упомянемъ лишь слѣдующія: 1) Мстиславово Евангеліе, писанное въ XII вѣкѣ и послѣ Оотромировскаго самое древнее; Евангеліе обложено золотомъ и серебромъ, переплетено въ кипарисныя доски и обтянуто атласомъ; 2) Рукаписния Псалтырь Годунова отъ 1594 года: въ ней на поляхъ нарисовано содержаніе соотвѣтственныхъ псалмовъ; 3) Серебрянный чеканный крестъ — даръ Іоанна Васильевича Грознаго; дорогой крестъ украшенъ замѣчательной по величинѣ жемчужиной, большимъ изумрудомъ, столь же большимъ лазоревымъ яхонтомъ и множествомъ другихъ драгоцѣнныхъ камней. На крестѣ находится надпись, свидѣтельствующая, что крестъ подаренъ всероссійскимъ царемъ Иваномъ Васильевичемъ московскому Архангельскому собору въ 1560 госу; 4) Богатый золотой крестъ съ св. мощами, подаренный въ 1677 году царемъ Ѳеодоромъ Алексѣевичемъ; въ крестъ этотъ вдѣланы значительной величины алмазъ, изумрудъ, яхонтъ и 201 зерно самаго лучшаго Кафимскаго жемчуга; 5) Золотой потиръ съ дискосомъ, звѣздицею и двумя золотыми блюдцами и 6) Массивная кадильница, также золотая, въ видѣ одноглаваго храма— какъ потиръ, такъ и кадильница суть царственные дары царицы Ирины Ѳеодоровны, — вѣсятъ вмѣстѣ 12 фунтовъ и 20 1/ 2 зол.

Изъ древнихъ обрядовъ и обычаевъ, совершавшихся въ Архангельскомъ соборѣ, особенно извѣстны:
1) Цѣлованіе креста младшими князьями «у отняго (отеческаго) гроба» въ томъ, что они старшаго брата будутъ уважать, какъ отца, и какъ государю будутъ ему безпрекословно повиноваться, а также не будутъ обагрять русскую землю междоусобными войнами.
2) Обыкновеніе класть на гробницы царей челобитныя къ ихъ царствующимъ потомкамъ, какъ бы избирая родителей ходатаями у ихъ вѣнценосныхъ дѣтей; обыкновеніе это въ царствованіе Петра Великаго было отмѣнено.
3) Великіе князья и цари русскіе поставляли себѣ правиломъ, предъ началомъ каждаго похода прощаться съ предками и спрашивать ихъ загробнаго благословенія; кромѣ того они ходили на Страстной и Сырной недѣлѣ прощаться, а на Святой — христосоваться съ усопшими родителями.
4) Русскіе государи и понынѣ, послѣ священнаго вѣнчанія на царство, прежде всего идутъ въ Архангельскій соборъ поклоняться гробамъ своихъ предковъ и испрашивать у нихъ благословленіе на царствованіе.
5) Когда Богомъ вѣнчанный и Возвеличенный Государь, послѣ священнаго вѣнчанія на царство, вступалъ въ Архангельскій соборъ, то его обсыпали золотомъ и серебромъ.
Въ лѣтописи Архангельскаго собора занесены и нѣкоторыя чудеса, совершившіяся въ семъ святомъ храмѣ: такъ по преданіямъ, въ 1610 году, предъ нашествіемъ Поляковъ и раззореяіемъ Москвы, въ соборѣ слышны были вопли и плачъ: «бысть шумъ, и гласи, и плачь передъ самымъ раззорѣніемъ царства московскаго». Въ Степенной книгѣ (Т. I, стр. 507) говорится о свѣчѣ, возгорѣвшейся однажды отъ небеснаго огня надъ гробомъ великаго князя Димитрія Донскаго, Много замѣчательныхъ историческихъ событій совершилось въ стѣнахъ Архангельскаго собора: здѣсь нѣсколько разъ хиротонисались русскіе святители; отсюда, въ праздники св, Михаила Архангела и св. царевича Димитрія, бывали царскіе выходы; сюда въ 1682 году, послѣ пожара, опустошившаго 26-го ноября Успенскій соборъ, вынесены были всѣ св. иконы и мощи, и оставались здѣсь до совершеннаго возобновленія погорѣвшаго Большаго Успенскаго собора; наконецъ въ 1826 году, какъ свидѣтельствуетъ утвержденная на лѣвомъ столбѣ мѣдная доска, «почивало «среди храма сего февраля въ 3, 4, 5 и 6 дни, при «непрерывныхъ молитвахъ служитилей алтаря и вѣрнаго «народа, тѣло Благочестиваго Государя Императора «Александра Благословеннаго, Спасителя Россіи».
Въ былыя времена Архангельскій соборъ владѣлъ многими вотчинами, въ которыхъ насчитывалось до 18,000 крестьянъ, и въ Бронной улицѣ содержалъ богадѣльню на сто человѣкъ. Въ XVI вѣкѣ при соборѣ, кромѣ бѣлаго духовенства, числились иногда и Архіереи, даже Архіепископы и Митрополиты — столь великое значеніе имѣлъ и конечно, доселѣ имѣетъ Архангельскій соборъ. Дѣйствительно — это великая святыня русской земли: это самый живой памятникъ цѣлыхъ четырехъ вѣковъ нашей исторіи! Сколько народной славы и доблести погребено здѣсь! И какое глубокое благоговѣніе пробуждаетъ Архангельскій соборъ въ каждомъ православномъ!

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.