Ивановская колокольня (Иванъ Великій)

.

Высоко надъ всей бѣлокаменной Москвой возвышается достопримѣчательная святыня Москвы — колокольня, именуемая въ народѣ «Иванъ Великій». Откуда бы путникъ ни взглянулъ на Москву, — съ ГІоклонной-ли горы, гдѣ въ 1812 году остановился Наполеонъ съ полками своими, предъ вступленіемъ въ древнюю русскую столицу, — съ Воробьевыхъ-ли горъ, или отъ Симонова монастыря, — отовсюду увидитъ онъ величественную, столпообразную колокольню Ивана Великаго, съ ея ярко позлащеннымъ куполомъ и огромнымъ сіяющимъ крестомъ. Съ этой колокольни можно обозрѣть всю Москву, на всемъ ея пространствѣ, во всей ея поразительной красотѣ. Глазъ не встрѣчаетъ препятствій и окрестность видна за 30 и болѣе верстъ въ ширь и въ даль.


Колокольня «Иванъ Великій» построена по повелѣ— нію царя Бориса Ѳеодоровича Годунова около 1600 г. Въ этомъ году сильный голодъ постигъ Россію и народъ, алчущій хлѣба, собирался со всѣхъ сторонъ въ Москву. Царь Борисъ, чтобъ дать работу и прокормленіе нуждающимся, повелѣлъ занимать собравшійся въ Москву народъ построеніемъ каменныхъ зданій и въ томъ числѣ предпринялъ постройку Ивановской колокольни. «Ивановскою» она была названа потому, что на томъ мѣстѣ, гдѣ она построена, находилась ветхая каменная церковь во имя св. Іоанна Лѣствичника, построенная еще въ 1320 году при первомъ великомъ князѣ московскомъ Іоаннѣ Даниловичѣ Калитѣ. Нынѣ находится внутри колокольни церковь во имя того же святаго угодника.

Возлѣ Ивановской колокольни, въ пристройкѣ, гдѣ нынѣ находится церковь св. Николая, подъ большимъ Успенскимъ колоколомъ, встарину находился соборъ Рождества Богородицы; его начали созидать при великомъ князѣ Василіѣ Іоанновичѣ и докончили при Іоаннѣ IV.
Первоначально колокольня Ивана Великаго возвышалась посреди Кремля совершенно отдѣльно отъ другихъ храмовъ и зданій и имѣла видъ огромнаго столпа. Но при царѣ Михаилѣ Ѳеодоровичѣ къ Ивановскому столпу пристроено было съ сѣверной стороны трехъярусное зданіе (на мѣстѣ бывшаго собора), называемое «Успенскимъ» *), осѣненное куполомъ и позлащенною главою. Подлѣ алтаря церкви св. Николая устроена была при патріархѣ Филаретѣ Никитичѣ **) другая пристройка, оканчивающаяся остроконечнымъ (пирамидальнымъ) верхомъ, для помѣщенія большихъ колоколовъ. Это зданіе взорвано было въ 1812 году французами при оставленіи ими Москвы, и уже вновь отстроено въ 1814 году; теперь тамъ помѣщается одинъ «будничный» колоколъ.
Фундаментъ для столь громаднаго зданія необходимо было заложить глубоко въ землю; и дѣйствительно, основаніе фундамента находится на одномъ уровнѣ съ дномъ Москвы-рѣки. Высота колокольни отъ основанія 57 слишкомъ саженъ, а отъ поверхности земли до оконечности креста 387 г саженъ. Зданіе колокольни, до четвертаго яруса, выведено восьмигранное, а съ пятаго яруса съ округлыми стѣнами (цилиндрическое). Глава Ивановской колокольни вызолочена чрезъ огонь червоннымъ золотомъ; вышиною она въ 5 саженъ и 1 аршинъ. Подъ главою колокольни, большими мѣдными позлащенными буквами сдѣлана слѣдующая надпись: «Изволеніемъ св. Троицы, повелѣ— ніемъ Великаго Государя, Царя и Великаго князя Бориса Ѳеодоровича Годунова, всея Россіи Самодержца и сына его, благовѣрнаго Великаго Государи-Царевича, князя Ѳеодора Борисовича всея Россіи, храмъ совершенъ и позлащенъ во второе лѣто государства ихъ». Глава колокольни увѣнчана большимъ позлащеннымъ крестомъ. Въ 1801) году крестъ снимали, когда золотили всю главу, обитую мѣдными листами; вышиною онъ былъ въ двѣ сажени и два аршина; на верхней перекладинѣ главы, на которой обыкновенно изображается надпись: I. Н. Ц. I. вырѣзаны на мѣди крупными буквами слова: «Царь славы». Теперешній крестъ есть новый; старый снятъ по приказанію Наполеона, которому кто-то сказалъ, что крестъ золотой и что между русскими существуетъ преданіе, что коль скоро похищенъ будетъ крестъ съ Ивановской колокольни, то погибнетъ Россія:, поэтому властолюбивый завоеватель и желалъ увезти этотъ крестъ въ Парижъ, какъ военный трофей.
Главную достопримѣчательность колокольни Ивана Великаго составляютъ ея многочисленные колокола. Самый большой изъ нихъ въ прежнее время былъ «Успенскій», вѣсомъ 3,551 пудъ; онъ вылитъ былъ въ 1760 году при императрицѣ Елисаветѣ, мастеромъ Елизовымъ. Во время нашествія французовъ, при общемъ разгромѣ Москвы и взорваніи Кремля, этотъ колоколъ совершенно разбился. Второй по величинѣ послѣ «Успенскаго» колоколъ "называется «Реутъ», вѣсомъ въ 2,000 пудовъ. Въ этотъ колоколъ въ прежнее время звонили на первой недѣлѣ великаго поста, когда цари говѣли и ходили къ Божіей службѣ въ Благовѣщенскій соборъ; поэтому «Реутъ» назывался еще въ простонарѣчіи «Голодарь». Во время взрыва Кремля въ 1812 году этотъ колоколъ остался цѣлъ, отшиблена была лишь часть ушей. Самая колокольня отъ взрыва пострадала мало; разрушена была только та часть, которая называлась Филаретовскою, какъ это сказано было раньше.
По изгнаніи непріятелей изъ Москвы, Императоръ Александръ І-й поручилъ преосвященному Августину имѣть надзоръ за исправленіемъ Ивановской колокольни. Призванные преосвященнымъ архитекторы нашли, что опасаться разрушенія ея не слѣдуетъ; тогда Августинъ послалъ симоновскаго архимандрита Герасима осмотрѣть внутренность колокольни; Герасимъ взошелъ на нее — и самъ зазвонилъ въ колокола. Преосвященный, находившійся на кремлевской площади, услыша звонъ колокола улыбнулся и сказалъ окружавшимъ его: «если Иванъ Великій устоялъ отъ непріятелей, то и теперь устоитъ; слышите, онъ звукомъ своимъ, какъ бы подтверждаетъ мои слова».
Главное поврежденіе Ивановской колокольни оказалось въ томъ, что большой колоколъ Успенскій, — какъ было уже сказано, — былъ разбитъ. Поэтому прежде всего озаботились о переливкѣ этого колокола. Послѣ долгихъ исканій мастера, который бы взялся переплавить расшибленный колоколъ, дѣло это принялъ на себя въ 1817 году московскій заводчикъ Богдановъ. Колоколъ этотъ, вѣсомъ въ 4,000 пуд., поднятъ былъ на колокольню въ 1819 году.
По сторонамъ большаго Успенскаго колокола висятъ, въ настоящее время, слѣдующіе три колокола: «Семисотый», литый въ 1704 году мастеромъ Материнымъ, «вседневный» или «будничный», названный такъ по указу патріарха Іосифа, перелитъ изъ стараго въ 1782 г. мастеромъ Завьяловымъ (слишкомъ 1000 пудовъ), и «Реутъ», онъ же и «поліелейный», въ 2000 пудовъ, литый при царѣ Михаилѣ Ѳедоровичѣ пушечнымъ мастеромъ Цеховымъ. Всѣ эти колокола помѣщаются въ пристройкѣ, называемой Успенской. Сверхъ того на самой колокольнѣ Ивана Великаго находится 34 колокола, изъ коихъ пять «переборныхъ», подобранные по тонамъ. Они размѣщены въ трехъ ярусахъ; самые замѣчательные изъ нихъ слѣдующіе:
Въ нижнемъ ярусѣ: колоколъ «Медвѣдь» въ 450 нудъ, литъ въ 1501 году мастеромъ Афанасьевымъ (послѣ перелитъ); «Лебедь» одинаковаго съ предыдущимъ вѣса, также перелитъ изъ стараго въ 1775 г.; «Ростовскій» и «Новгородскій» (но онъ не тотъ знаменитый «вѣчевой колоколъ», который Іоаннъ III привезъ изъ Новгорода въ Москву; изъ того, полагаютъ, отлитъ «набатный» колоколъ, хранящійся въ арсеналѣ).
Въ среднемъ этажѣ: колоколъ «новый» въ 200 пудъ, онъ называется также «нѣмчиномъ», потому что на немъ находится иностранная надпись, изъ которой видно, что онъ литъ въ 1651 г.; «корсунскій» перелитъ изъ стараго, и «Марьинскій» вклада на намять боярина Бориса Ивановича Годунова и «бабы его», т. е. жены.
Въ верхнемъ ярусѣ достойны вниманія два «зазвонные» колокола; они имѣютъ бѣловатый цвѣтъ и издаютъ чистый звукъ, почему и считаются отлитыми изъ серебра.
Благовѣстъ въ эти колокола бываетъ различный по уставу: частый, рѣдкій, съ переборами, съ реутомъ, съ валовыми и наконецъ праздничный, торжественный, или во вся. Въ старину, во время шествія царя или патріарха въ соборъ, установленъ былъ особый благовѣстъ. По случаю рожденія или бракосочетанія царевичей, звонили въ большой Успенскій колоколъ. Но всего торжественнѣе и умилительнѣе благовѣстъ въ день Свѣтлаго Христова Воскресенія, который раздается въ полночь и которому вторятъ колокола всѣхъ московскихъ храмовъ.
Возлѣ колокольни Ивана Великаго въ настоящее время поставленъ на особомъ пьедесталѣ (подножіи) огромный мѣдный старинный колоколъ, извѣстный подъ названіемъ «Царь-колокола». Въ прежнее время онъ помѣщался на особой деревянной пристройкѣ, но во время страшнаго пожара, въ Москвѣ этотъ колоколъ упалъ и разбился, и только въ Царствованіе Императрицы Анны Іоанновны (1734 г) онъ былъ снова перелитъ, съ прибавкою мъди, литейнымъ мастеромъ Иваномъ Материнымъ. Но въ 1737 г., во время другаго пожара Москвы, Царь-колоколъ упалъ съ вышины двухъ саженъ и при паденіи глубоко вбился въ землю. Когда, по прошествіи нѣкотораго времени, разрыли землю вокругъ колокола, то оказалось, что отъ него отбитъ большой кусокъ. Долгое время не рѣшались поднять колоколъ изъ глубокой ямы на поверхность земли, опасаясь, при неудачной попыткѣ, совсѣмъ разбить его въ куски.
Въ царствованіе императора Николая I архитекторъ Монферанъ взялся исполнить это трудное дѣло и 30-го апрѣля 1836 года благополучно поднялъ Царь-колоколъ; 4-го августа того же года громадный колоколъ уже поставленъ былъ на гранитномъ пьедесталѣ, возлѣ колокольни Ивана Великаго. Отбитый край лежитъ тутъ же, на пьедесталѣ. Царь-колоколъ вѣсомъ 12,327 пудовъ 19 фунтовъ; вышина его 2 сажени и 5 футовъ. Равнаго ему по тяжести и величинѣ нѣтъ во всемъ мірѣ.
Въ придѣлѣ, находящемся подъ колокольнею церкви св. Іоанна Лѣствичника, находятся съ 1817 года три древнія иконы: 1) образъ святаго Николая Чудотворца, взятый изъ села Гостуни; 2) поясное изображеніе святителя Николая Чудотворца, называемое отвратное, потому что по преданію, въ 1610 году, незадолго до изгнанія изъ Москвы поляковъ, глаза изображеннаго на иконѣ лика святителя сами собою обратились въ противоположную сторону, и 3) древнее изображеніе святителя Николая, вырѣзанное изъ дерева съ мечомъ въ одной рукѣ и съ церковью съ другой— эта икона называется Можайскою.
Всѣ эти иконы перенесены сюда изъ разрушеннаго Гостунскаго собора, находящагося на кремлевской площади. Этотъ храмъ былъ построенъ еще во времена великаго князя' Іоанна III, супругою его Софіею Ѳоминишною. По преданію, великая княгиня видѣла во снѣ св. Николая Чудотворца, который возвѣстилъ ей о своемъ соизволеніи, чтобы на мѣстѣ, называвшемся «Ордынскимъ подворьемъ», гдѣ до того времени жили татарскіе посланцы, былъ сооруженъ храмъ во имя его. По просьбѣ великой княгини Іоаннъ III приказалъ перевести Ордынское подворье за Кремль и на этомъ мѣстѣ построить храмъ, который долгое время назывался «Ельнянымъ», потому что былъ построенъ изъ еловаго лѣса. Великій князь Василій Іоанновичъ въ 1506 году вмѣсто деревянной церкви выстроилъ каменную, благолѣпно ее украсилъ и указалъ перенести въ нее чудотворную икону святителя Николая изъ села Гостуни и именовать соборомъ. Съ этого времени и стала извѣстна эта церковь подъ именемъ Гостунскаго собора.
По изгнаніи французовъ изъ Москвы, для распространенія тѣсной кремлевской площади, рѣшено было уничтожить Гостунскій соборъ, ограбленный непріятелями; свидѣтели разсказываютъ, что при торжественномъ перенесеніи иконы святителя Николая въ придѣлъ церкви св. Іоанна Лѣствичника, священнослужители и народъ провожали ее со слезами и рыданіями. Есть преданіе, что императоръ Петръ, отправляясь въ походы, служилъ молебны въ Гостунскомъ соборѣ; дочь его Елизавета, также имѣла особенное усердіе къ этому храму. Еще издревле велось слѣдующее обыкновеніе москвитянъ: родители, помолвивъ дочерей своихъ, приходили съ ними къ Николѣ Гостунскому, служили ему молебенъ и записывали имена жениха и невѣсты въ книгу, хранившуюся при соборѣ, какъ бы поручая ихъ покровительству угодника Божія.
Площадь, надъ которою возвышается Иванъ Великій, называется «Ивановскою». Здѣсь въ старину, при царяхъ московскихъ, объявлялись царскіе указы громко, на всю площадь, или — какъ говорили тогда — «на всю Ивановскую». Наказаніе преступниковъ, по старинному русскому обычаю, производилось также подъ колокольнею Ивана Великаго, т. е. на Ивановской площади.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.