Новый Императорскій дворецъ и царскіе терема въ московскомъ Кремлѣ

На мѣстѣ, гдѣ возведенъ новый императорскій Кремлевскій дворецъ, находились всегда царскія палаты. При царѣ Іоаннѣ Васильевичѣ онѣ были деревянныя, а затѣмъ, каменныя, которыя перестраивались много разъ. Въ настоящемъ своемъ видѣ дворецъ перестроенъ недавно по плану архитектора Тона.
Главный фасадъ двора обращенъ къ Замоскворѣчью, сѣверный составляютъ царскіе терема, восточный соединяется съ грановитою палатою, а западный съ новою оружейною палатою. Внутри главнаго дворца дворъ, въ срединѣ котораго оставлена въ древнемъ первобытномъ видѣ старѣйшая въ Москвѣ церковь Спаса-на— Бору. Церковь эта первоначально была построена изъ дерева, сыномъ св. Александра Невскаго княземъ Даніиломъ Московскимъ. Въ 330 г. великій князь Іоаннъ Даниловичъ Калита заложилъ Спасову церковь каменную, которая и стоитъ до нынѣ. Въ ней почиваютъ подъ спудомъ мощи св… Стефана, епископа Пермскаго, обратившаго Пермяковъ и Зырянъ въ христіанство.


Главный корпусъ дворца возведенъ въ два этажа, изъ которыхъ верхній въ два свѣта, такъ что снаружи дворецъ кажется въ три этажа. Наверху дворца великолѣпный, всегда видный цѣлой Москвѣ, золоченный куполъ, служащій подножіемъ высокому тонкому шпицу, на которомъ поднимается императорскій флагъ. Основаніе купола обнесено золоченными перилами, а вершина украшена золоченымъ гребнемъ. Въ куполѣ устроены часы при которыхъ колокола, замѣчательные по необыкновенной чистотѣ звуковъ. Самое зданіе украшено множествомъ колоннъ и крытыми террасами.
Кремлевскій дворецъ построенъ очень прочно. Въ немъ только и видны: желѣзо, чугунъ и камень. Всѣ стропила и связи желѣзныя и чугунныя и притомъ въ огромныхъ массахъ. На одинъ куполъ, напримѣръ, кромѣ камня и желѣза употреблено 70,000 пудовъ чугуна. На своды втораго этажа пошло 18.000,000 штукъ кирпича желѣзняка и нѣсколько десятковъ тысячъ пудъ связнаго желѣза.
Длина дворца по главному фасаду 56 саженъ, но боковымъ до 60. Высота до кровли болѣе 15 саженъ, до вершины купола болѣе 22, и до оконечности шпица до 28 саженей.
Главныхъ входовъ во дворецъ три: первый со стороны такъ называемой императорской площади— второй съ южной стороны, третій отъ грановитой палаты. Два послѣдніе парадные.
Входъ южный ведетъ въ парадныя сѣни. Въ нихъ четыре гладко шлифованныхъ столба поддерживаютъ сводъ; они равно какъ и вся лѣстница входа, изъ темно-сѣраго финдляндскаго мрамора. На половинѣ лѣстницы площадка, соединяющаяся со входомъ со стороны грановитой палаты. Но сторонамъ лѣстницы столбы изъ свѣтло-темнаго коломенскаго мрамора.
Новый Императорскій дворецъ (в Московскомъ Кремлѣ).

Этотъ входъ ведетъ прежде всего въ аван-залу, въ которой особенно замѣчательны двери, сдѣланныя совершенно безъ клея, между тѣмъ какъ всѣ части ихъ составлены такъ плотно, что нигдѣ нельзя различить швовъ. Направо отъ аванзалы выходъ въ залу георгіевскую, всю бѣлую, мѣстами украшенную золотомъ и эмалью. Вдоль залы возвышаются восемнадцать колоннъ, поддерживающія своды. Въ залѣ поставлены два изваянія св. Георгія побѣдоносца, покровителя Москвы. Внизу подъ каждымъ окномъ, кругомъ всей залы повѣшены массивные георгіевскіе кресты, а выше въ сводахъ блеститъ золотая звѣзда этого ордена. Полъ весьма искусно составленъ изъ кусочковъ (мозаики) двадцати видовъ различныхъ деревъ. Вмѣсто всякой мебели въ углубленіяхъ оконъ поставлены мягкіе скамьи, покрытыя шелковою полосатою тканью на подобіе Георгіевскихъ лентъ.
Въ нижнихъ аркахъ сѣверной стороны георгіевской залы устроены три двери, ведущія во Владимірскую залу, отдѣланную подъ розовый мраморъ и украшенную орденскими знаками св. Владиміра.
За Георгіевской залой слѣдуетъ зала Александровская, сооруженная въ честь св. Александра Невскаго и украшенная знаками его ордена. Она вся точно высѣчена изъ розоваго мрамора и сверху до низу осыпана золотомъ, отражающимся въ стѣнахъ, зеркалахъ и дорогихъ паркетахъ. Серебрянными Александровскими звѣздами, усыпанъ весь потолокъ. Золоченыя стулья покрыты пунцовымъ бархатомъ, на ихъ высокихъ спинкахъ вытканы александровскія звѣзды. Въ этой залѣ, надъ входомъ въ андреевскую, изображенъ покровитель ордена святой Александръ Невскій.
Далѣе слѣдуетъ зала тронная или Андреевская. Во всю длину залы идетъ рядъ четырехгранныхъ бѣломраморныхъ колоннъ, осыпанныхъ золоченными украшеніями и украшенныхъ вверху Андреевскими крестами. Въ глубинѣ залы императорскій тронъ. Онъ кажется какъ бы вылитымъ изъ золота. Тонкія рѣзныя колонки поддерживаютъ остроконечную сѣнь, увѣнчанную короной; драгоцѣнный, порфирный пологъ опускается къ подножію трона. Стѣны залы обиты матеріей на подобіе Андреевской ленты.
Длина тронной залы 68 аршинъ, ширина 29 арш., высота 24 арш. 15 вершковъ. За нею черезъ корридоръ слѣдуютъ залы: Кавалергардская или дежурная, Екатерининская или тронная императрицы, обѣ украшенныя весьма роскошно. Въ послѣдней залѣ поставленъ тронъ. Далѣе слѣдуютъ парадная опочивальня и пародная уборная императрицы также убранныя весьма роскошно.
Жилые покои ихъ величествъ расположены въ нижнемъ этажѣ главнаго корпуса дворца.
Новый дворецъ соединяеется съ старымъ или теремнымъ дворцомъ. Между ними находится соборъ Спаса за золотою рѣшеткою, храмъ этотъ — домовая царская церковь. Названіе свое она получила потому, что паперть ея огорожена золоченою рѣшеткою. Храмъ этотъ сооруженъ Иваномъ III Васильевичемъ во имя чудочудотворной иконы Спасителя, перенесенной нѣкогда изъ Одессы въ Константинополь, а оттуда невѣстою царя, Софіею Палеологъ, въ Москву. Ризница этого то бесѣдовалъ съ нимъ и дозволялъ ему-докладывать себѣ о всѣхъ безпомощныхъ, сиротахъ и обиженныхъ. Вскорѣ Никонъ былъ посвященъ Новгородскимъ митрополитомъ съ правомъ имѣть надзоръ за гражданскими сановниками, а по смерти патріарха Іосифа былъ возведенъ на патріаршій престолъ. Царь Алексѣй Михайловичъ, вполнѣ довѣряя патріарху Никону и цѣня его заслуги, даровалъ ему «несудимую грамоту», т. е. право управлять духовнымъ вѣдомствомъ, и рѣшать своею властію всѣ дѣла, кромѣ дѣлъ уголовныхъ.
Патріархъ Никонъ былъ достоинъ всѣхъ этихъ царскихъ милостей; онъ ревностно содѣйствовалъ царю Алексѣю Михайловичу во всѣхъ его государственныхъ дѣлахъ, повсюду утверждалъ порядокъ и добрую нравственность. Никонъ установилъ въ церквахъ благолѣпіе, ввелъ живописныя иконы, вмѣсто прежнихъ, грубо написанныхъ иконъ, ввелъ при богослуженіи стройное, согласное пѣніе; по его указанію исправлены были, по древнимъ спискамъ, вкравшіяся въ церковныя книги ошибки отъ переписчиковъ. Царь Алексѣй Михайловичъ любилъ патріарха Никона, какъ своего друга, ежедневно видѣлся с нимъ, поручалъ ему въ отсутствіи своемъ, во время походовъ, свое семейство и совѣтовался съ нимъ во всѣхъ государственныхъ дѣлахъ. Патріархъ Никонъ при всемъ величіи и славѣ своей, любилъ уединеніе; самъ онъ въ прежнее время, до своего патріаршества подвизался въ пустынной Соловецкой обители.
Проѣзжая по окрестностямъ Москвы, въ свой Иверскій Валдайскій монастырь, патріарху полюбилось одно мѣстоположеніе гдѣ онъ и задумалъ построить обитель.
Воскресенскій монастырь (Новый Іерусалимъ).

Прежде всего патріархъ Никонъ построилъ на той мѣстности небольшую, деревянную церковь Воскресенія Христова. Это было въ 1656 году. Начавъ свою постройку, патріархъ 'просилъ царя обозрѣть вмѣстѣ съ нимъ избранное имъ мѣсто. Царь прибылъ туда, осматривалъ мѣстность съ того возвышенія, гдѣ находится нынѣ часовня Элеонская, и былъ въ такомъ изумленіи отъ видѣннаго имъ, что тутъ же, вмѣстѣ съ патріархомъ, наименовалъ будущій монастырь «Новымъ Іерусалимомъ». Это подтверждается надписью на крестѣ, поставленномъ въ часовнѣ Элеонской. Тамъ сказано: «Благоволеніемъ благочестивѣйшаго царя Алексѣя Михайловича и святѣйшаго Никона патріарха, въ знаменіе ихъ общей любви и совѣта, къ начинанію святыя обители и наименованію, еже есть: «Новый Іерусалимъ».
Никонъ, ободренный къ своему предпріятію вниманіемъ и благоволеніемъ царя, ревностно занялся построеніемъ обители. По просьбѣ его, старецъ Арсеній Сухановъ, бывшій на Востокѣ, снялъ и послалъ патріарху изображенія храмовъ и всѣхъ священныхъ достопамятностей Іерусалимскихъ, и означилъ всему точные размѣры. Тогда патріархъ приступилъ къ постройкѣ новаго, каменнаго храма вмѣсто существовавшей деревянной церкви. Девять лѣть продолжалась эта постройка, и все это время патріархъ Никонъ жилъ тутъ же, по близости, на берегу рѣчки Истры. Патріархъ желалъ, чтобы его новая обитель во всемъ была сходна съ Іерусалимскимъ храмомъ— поэтому онъ даже рѣку Истру назвалъ Іорданомъ, протокъ, изрытый недалеко отъ монастыря, онъ назвалъ Кедровомъ; имена Элеона, Ѳавора, Эрмона придалъ различнымъ холмамъ. Долину, вблизи обители, патріархъ Никонъ назвалъ Іосафатовой долиной, а село Чернево, верстахъ въ 20 отъ обители, назвалъ Назаретомъ. Патріархъ Никонъ во все время построенія монастыря жилъ въ самой тѣсной кельѣ, вдалекѣ отъ жилья человѣческаго и постоянно работалъ, какъ простой каменщикъ: тесалъ камни, обжигалъ кирпичи, носилъ ихъ для постройки.
Видъ Воскресенскаго монастыря придія его мѣста близь Москвы.

Не привелъ Господь патріарху довести до конца начатое имъ благочестивое дѣло— не пришлось ему увидѣть созданный имъ храмъ Божій.
Задуманное патріархомъ Никономъ исправленіе церковныхъ книгъ, вооружило противъ патріарха всѣхъ приверженцевъ старыхъ книгъ, какъ изъ высшаго сословія государства, такъ и изъ народа и даже самого духовенства. Многіе до того озлобились противъ патріарха за исправленіе книгъ, что старались оклеветать его даже передъ царемъ. Тогда патріархъ Никонъ, огорченный завистію и жестокою клеветою, торжественно объявилъ въ Успенскомъ соборѣ, что онъ оставляетъ жезлъ пастырскій, и для прекращенія смутъ удалился въ Новый Іерусалимъ. Оттуда онъ написалъ письмо къ Греческимъ патріархамъ, въ которомъ извѣщалъ о своемъ отрѣченіи оправдывался въ своемъ рѣшеніи.
Удалившись въ Воскресенскую обитель, Никонъ велъ самую строгую подвижническую жизнь, умерщвляя плоть свою постомъ и молитвой, но продолжалъ именоваться патріархомъ. Тогда возникъ вопросъ: имѣетъ ли право Никонъ, послѣ отреченія своего, сохранять свое прежнее наименованіе патріарха? Для разрѣшенія этого вопроса и для разсмотрѣнія вины патріарха созванъ былъ соборъ, который призналъ Никона подлежащимъ лишенію патріаршаго сана, и опредѣлилъ избрать новаго патріарха. Никонъ, узнавъ объ этомъ, объявилъ, что не признаетъ за первосвятителями, которые были ниже его саномъ, права распоряжаться патріаршимъ престоломъ и судить дѣйствія патріарха. Приверженцы Никона старались примирить его съ царемъ и почти уже успѣли въ этомъ. Но враги Никона вознамѣрились окончательно погубить патріарха, они вновь оклеветали его передъ царемъ, сказавъ, что будто бы Никонъ, въ гнѣвѣ изрекъ проклятіе на царя и царицу, и довели свои происки до того, что царь Алексѣй Михайловичъ вынужденъ былъ въ 1666 г., созвать соборъ вселенскихъ патріарховъ, для разсмотрѣнія вины Никона и суда надъ нимъ. По проискамъ враговъ судъ обвинилъ Никона въ неуваженіи къ царю и въ неисполненіи своихъ обязанностей, за каковыя вины Никона лишили сана, наименовали инокомъ Никономъ и сослали въ заточеніе на Бѣло-озеро, сначала въ Ѳерапонтовъ, а потомъ въ Кирилловъ монастырь.
Долго пробылъ патріархъ Никонъ въ изгнаніи, и только при царѣ Ѳедорѣ Алексѣевичѣ дозволено ему было возвратиться въ Воскресенскую обитель — Новый Іерусалимъ.
Въ самый тотъ день, когда Никону пришло отъ царя разрѣшеніе возвратиться въ его обитель, патріархъ Никонъ, по тайному предчувствію, собрался въ путь, къ общему изумленію всей келейной братіи. Вскорѣ прибылъ и гонецъ съ царскимъ указомъ. Иноки Кириллова монастыря съ трудомъ посадили въ повозку изнуреннаго болѣзнью старца и потомъ Пересадили въ лодку. Никонъ плылъ Шексною и Волгою до Ярославля. Здѣсь, у Толгскаго монастыря, онъ пріобщился Св. 'Таинъ Христовыхъ, потому что уже сталъ изнемогать. Смерть его была близка. Всѣ жители Ярославля вышли на встрѣчу умирающему патріарху и съ горестью слѣдовали за стругомъ, въ которомъ лежалъ патріархъ Никонъ. У обители Всемилостиваго Спаса ожидали патріарха воевода и архимандритъ съ духовенствомъ. Изнемогающій старецъ ничего уже не могъ говорить, и только благословлялъ приходящихъ къ нему. Ударили въ колоколъ къ вечернѣ — въ это время патріархъ сталъ кончаться; сложилъ онъ руки крестомъ на груди, вздохнулъ и отошелъ съ миромъ. Это было 17-го августа 1681 года, на 77 году отъ его рожденія. Тѣло патріарха Никона съ почетомъ привезено было въ Новый Іерусалимъ и погребено на томъ мѣстѣ, которое онъ еще при жизни назначилъ для своей могилы.
Въ храмѣ Воскресенія Господня находится небольшая, придѣльная церковь во имя Св. Іоанна Предтечи. Тамъ похороненъ патріархъ Никонъ. Въ самомъ углу церкви едва виднѣется гробъ патріарха, и на немъ тяжелыя вериги, которыя патріархъ ‘Никонъ носилъ на себѣ во время своей жизни. Передъ гробомъ почившаго патріарха вѣчно теплится неугасимая лампадка.
Такъ-то успокоился послѣ своей трудовой жизни, на пользу церкви и государства, русскій патріархъ Никонъ — основатель обители Воскресенія Господня.
Послѣ смерти патріарха, начатое имъ дѣло— строеніе святой обители Воскресенія продолжалось. Благочестивая царевна Татьяна Михайловна, для окончанія храма великолѣпна— въ ней находится много церковной утвари, принесенной въ даръ благочестивыми царями.
Выходя изъ терема вступаютъ на террасу, съ которой, въ прежнія времена, вела лѣстница, съ золотою рѣшеткою на боярскую террасу. Отъ этой лѣстницы и происходитъ названіе церкви. Послѣднее подновленіе всего теремнаго дворца произошло въ 1837 году, но неизмѣнило того вида дворца, который былъ при Алексѣѣ Михайловичѣ. Не только расположеніе теремовъ но ихъ внутреннее убранство оставлены нетронутыми. Въ покояхъ царя Алексѣя Михайловича можно и теперь видѣть его иконы, кресты, золотыя и серебрянныя вещи стоящими иа Тѣхъ мѣстахъ, иа какихъ они стояли при немъ.
Въ терема ведутъ святыя сѣни, также оставленныя въ первоначальномъ видѣ и украшенныя древними священными изображеніями. Наруяшыя части теремнаго дворца отдѣланы фигурными украшеніями лѣпной работы— карнизы украшены гербами городовъ, львиными головами и проч. и раскрашены яркими красками.
Здѣсь жили дѣти и внуки царя Михаила Ѳеодоровича. Надъ третьимъ этажомъ дворца поднимается начатая при Михаилѣ Ѳеодоровичѣ пристройка въ восемь саженъ длины, раздѣленная на нѣсколько комнатъ. Въ каждой комнатѣ по три окна, но среднее окно третьяго отъ входа покоя — тронной залы царской, украшено орломъ двухглавымъ. Окно это — въ царской престольной палатѣ, называлось челобитное, потому что при царѣ Алексѣѣ опускался изъ него ларецъ, въ который каждый проситель могъ опустить свою просьбу, которую прочитывалъ самъ царь.
Церковь Вознесенія на Таганкѣ.

Апартаменты нижняго этажа терема царскаго назывались: передняя трапезною, потому что здѣсь кормилъ царь своихъ ближнихъ сановниковъ, оставляя обѣдать съ собою; вторая комната была гостинная пли соборная; здѣсь собиралась иногда дума; третья была какъ сказано, тронная и въ ней устроено царское мѣсто, противъ средняго окна. Послѣдняя комната была опочивальня, отъ которой отгорожена образная.
Верхняя комната, длиною 19 1/3 аршинъ, шириною 872 арш. съ коробовымъ сводамъ, называлась вышкою. Изъ 12 оконъ ея открывается великолѣпный видъ на Москву.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.