Троицко-Сергиевская лавра

.

Кто изъ православныхъ не знаетъ Троицко-Сергіевской лавры. Великая и богатая обитель эта, вмѣщая въ себѣ многія святыни, памятники вѣры и благочестія, почиталась во всѣ времена и нынѣ благоговѣйно почитается русскимъ народенъ. Сюда стекаются богомольцы со всѣхъ концевъ необъятнаго отечества нашего. Цари наши, вступая на царствованіе, испрашиваютъ благословенія у преподобнаго Сергія. Царь Алексѣй Михайловичъ, въ посланіи своемъ, 1661 года, называетъ Св. Сергія «заступникомъ, искреннимъ молитвенникомъ и скорымъ помощникомъ и кормителемъ царей Русскихъ». Многіе не предпринимаютъ никакого важнаго для себя дѣла, не помолясь въ домѣ Пресвятой Троицы, — святому его основателю.

Тамъ въ молитвѣ, они почерпаютъ себѣ отраду, надежду, душевный покой, а по мѣрѣ вѣры своей, особенныя силы и средства къ исполненію благихъ начинаній своихъ. Всѣ русскіе государи, государыни, князья и княгини, бояре и боярыни, всѣ поклонялись у Троицы Сергія нетлѣннымъ и многоцѣлебнымъ мощамъ Сергія Радонежскаго.
Древній монастырь этотъ невольно переноситъ мысль каждаго отъ настоящаго къ прошедшему, отъ житейскаго къ духовному, отъ временнаго къ вѣчному. Сергіева обитель служитъ для Россіянъ училищемъ вѣры, благочестія и безпредѣльной любви къ отечеству. Поэтому, одно имя сего священнаго мѣста вызываетъ въ православномъ христіанинѣ святыя, неизгладимыя воспоминанія— по истинѣ, это твердыня, спасавшая христіанство отъ многихъ бѣдствій. Святѣйшій Синодъ, въ самомъ началѣ его учрежденія Петромъ I, не безъ основанія, грамотою нарекъ сію святую обитель преславною и великою — по особенному благоволенію Божію къ этому мѣсту, по многимъ чудесамъ, тамъ совершившимся, молитвами преподобнаго Сергія и по великимъ заслугамъ монастыря отечеству.
Но что было прежде, за пятьсотъ лѣтъ тому назадъ, на этомъ святомъ мѣстѣ? Дикіе непроходимые лѣса и крутые овраги. Кругомъ, на далекое пространство, не было никакого слѣда людскаго жилища; даже звѣроловы не заходили въ дебри пустыннаго лѣса: а теперь возвышаются благолѣпные храмы, окруженные сотнями домовъ, и повсюду многолюдство. Сравнивъ давно-минувшее съ настоящимъ, невольно восклицаешь: «процвѣла есть пустыня, яко кринъ Господи!»
Святотроицкая Сергіева лавра, по времени основанія своего, современна возвышенію Московскаго княженія предъ прочими княженіями русскими. Промыслъ Божій, утрерждая въ Москвѣ новый престолъ государства, а вскорѣ и новый престолъ Церкви, въ то же время даровалъ ей опору въ новой обители, воздвигнутой въ окрестностяхъ ея пустыннымъ подвижникомъ.
Въ княженіе Симеона Іоанновича, когда еще монголотатарское иго тяготѣло надъ раздробленною Россіею, дѣти ростовскаго боярина Кирилла, вдовецъ Стефанъ и юноша Варѳоломей, по внутреннему призванію, оставили отеческое наслѣдіе меньшему брату своему Петру, отреклись отъ міра и приняли на себя тяжелый подвигъ отшельничества. Они избрали, въ 1330 году, для пустынножительства своего, мѣсто въ 60 верстахъ отъ Москвы, въ области Радонежской, на берегахъ рѣкъ: Кончуры и Глинницы, — это была густая чаща лѣса, неподалеку отъ лощины; по ней протекалъ ключъ свѣтлой воды, которую, и до нынѣ пьютъ иноки святой обители. Въ этомъ-то уединенномъ мѣстѣ родные братья, съ благословенія митрополита Ѳеогноста, соорудили, на Маковицѣ, убогую деревянную церковь, во имя Святыя и Живоначальныя Троицы, которая и послужила началомъ столь славному нынѣ монастырю.
Вскорѣ однако ставшій братъ, Стефанъ, изъ пустыни перешелъ въ Московскій Богоявленскій монастырь, а Варѳоломей остался въ совершенномъ одиночествѣ и на 23-мъ году отъ роду принялъ постриженіе въ ангельскій образъ, подъ именемъ Сергія. Ничто не нарушало его пустынножительства; одинъ только медвѣдь приходилъ къ кельѣ Сергія дѣлить съ нимъ скудную пищу, добытую трудами юнаго инока.
Но не долго преподобный отецъ оставался въ одиночествѣ: благочестивые люди узнали о его подвижничествѣ и стали селиться близъ него. Вскорѣ обитель пріумножилась: двѣнадцать братій соорудили себѣ каждый по келіи и обнесли ихъ оградою.
Много лѣтъ прошло, и къ уединеннымъ подвижникамъ не было удобнаго пути, а вела къ нимъ только едва замѣтная тропинка. Во дни великаго князя Іоанна Іоанновича (1353–1359), стали селиться въ окрестностяхъ монастыря земледѣльцы, и, какъ выражается первый писатель житія Сергія, преподобный Епифаній, «исказиша пустыню, и непощадѣша, и составиша села и дворы многи». Затѣмъ и путь къ святой обители сталъ пространнѣе. Но окрестные лѣса были еще такъ дики, что въ нихъ, во времена преподобнаго Никона *), преемника Сергія, ловили На рѣкахъ бобровъ.
Св. Сергій посвященъ былъ **) въ Переяславлѣ-Залѣсскомъ въ 1354 во пресвитера й поставленъ игуменомъ надъ двѣнадцатью иноками, а вскорѣ послѣ сего сдѣлалъ обитель свою общежительною, по благословенной грамотѣ Константинопольскаго патріарха Филофея, который прислалъ ему крестъ, парамандъ и схиму.
Ревнивый настоятель новаго сего монастыря, частію для того, чтобы показать собою примѣръ нищеты и трудолюбія, а частію и по скудости внѣшнихъ средствъ къ содержанію обители, ноемъ ветхую одежду, своими руками стромъ келліи, рубилъ дрова, садилъ и поливалъ овощи въ огородѣ, мололъ въ жерновахъ, пекъ хлѣбы и просфоры, шилъ одежды и обувь, дѣлалъ восковыя свѣчи— иногда, за недостаткомъ свѣчей, горѣла въ церкви березовая и сосновая лучина, а по свидѣтельству св. Іосифа Волоколамскаго, «въ Троицкомъ монастырѣ и самыя книги писали не на хартіяхъ, а на берестѣ».
Впрочемъ, святая обитель немного лѣтъ оставалась въ такой крайней бѣдности. Какъ скоро разнеслась вѣсть о высокихъ евангельскихъ добродѣтеляхъ преподобнаго Сергія, его стали посѣщать князья, бояре и простолюдины и доставляли ему средства на содержаніе монастыря. На эти доброхотныя и щедрыя вспоможенія игуменъ Радонежскій расширилъ свою обитель и воздвигъ большую церковь, которая, по сказанію митрополита Макарія,|«отвсюду видима бысть, яко зерцало».
Преподобный Сергій, углубляясь духомъ въ горній міръ, какъ вѣрный сынъ отчизны, сердцемъ и душою участвовалъ въ судьбахъ ея и являлся, то миротворцемъ, то судіею, то ополчителемъ: онъ погасилъ вражду между русскими князьями, запретилъ священнослуженіе въ церквахъ крамольнаго Нижняго-Новгорода и напуствовалъ Донскаго, благословеніемъ на брань съ Мамаемъ.
Когда, въ 1380 году, великій князь Димитрій Іоанновичъ *) собрался сразиться съ несмѣтными полчищами татаръ, то, вѣруя въ пророчественный даръ Радонежскаго игумена, онъ сперва обратился къ нему за совѣтомъ и помощью въ такомъ важномъ для всей Россіи дѣлѣ. Святой старецъ благословилъ и ободрилъ великаго князя, чтобы онъ безбоязненно шелъ на брань, что съ помощію Божіею онъ совершитъ побѣду надъ врагами. Преподобный далъ ему отъ лика иноческаго двухъ богатырей: Александра Пересвѣта и Андрѣя Ослабя, славныя имена которыхъ еще и теперь памятны на Руси. Знаменитая побѣда, одержанная Димитріемъ Донскимъ надъ Мамаемъ на Еуликовомъ полѣ *), послужила началомъ освобожденія угнетенной Россіи отъ вѣ— коваго монгольско-татарскаго ига.
Великій князь, признательный за молитвы, благіе совѣты и пророчество, святаго старца, принесъ въ даръ Троицкому монастырю двѣнадцать селъ, изъ коихъ ближайшими были Елементьево и Глинково. Этотъ значительный княжескій даръ доставилъ настоятелю возможность не только надѣлить обитель всѣмъ необходимымъ, но и питать нищихъ, убогихъ и странныхъ, для которыхъ ворота монастырскія были всегда открыты.
Мирная Троицкая обитель все болѣе и болѣе посѣщалась благоговѣйными чтителями св. старца; она непрестанно расширялась православными пришельцами, прибѣгающими къ ней въ нуждахъ духовныхъ.
25-го сентября 1391 года, преподобный Сергій предалъ праведную душу свою Богу, на 77 году отъ рожденія своего.
Въ 1408 году Троицкій монастырь, вовремя нашествія татарскаго хана Едигея, былъ разоренъ и сожженъ до основанія, вмѣстѣ съ окрестными селеніями. Объ этомъ бѣдственномъ событіи почившій преподобный Сергій, не только предувѣдомилъ преемника своего, игумена Никона, но ободрилъ и обнадежилъ его, что будетъ исполнено по непреложнымъ и неисповѣдимымъ судьбамъ Божіимъ, и что обитель, послѣ разгрома ея, умножится, распространится и процвѣтетъ еще болѣе прежняго.
Преподобный Никонъ, возвратясь на пепелище, собралъ разсѣявшую братію и возобновилъ обитель на прежнемъ мѣстѣ, построивъ и церковь во имя Святыя и Живоначалъныя Троицы.
Святыя мощи преп. Сергія обрѣтены были, 5-го іюля 1428 года спустя 30 лѣтъ по преставленіи преподобнаго въ присутствіи святителей, князей, бояръ и безчисленнаго множества народа.
Съ этого времени святая обитель1 Радонежскаго чудотворца пріобрѣтала большую извѣстность, силу и значеніе, процвѣтала и богатѣла щедрыми даяніями ревнителей благочестія, такъ что въ трудныя минуты для государства она оказывала эту помощь молитвою и казною. Василій Шуйскій, Терпѣвшій недостатокъ въ деньгахъ, взялъ для государства казну монастырскую, «издавна старое сокровище, дачи великихъ князей, государей и бояръ, сосуды златые и серебряные». Не только Борисъ Годуновъ и Шуйскій, но и Петръ I бралъ изъ Троицкой лавры значительныя суммы денегъ на особыя государственныя нужды; по указу же его, 1722 г. апрѣля 24, велѣно было взять «изъ Троицкаго монастыря, какъ не потерпѣвшаго въ Московское разореніе отъ поляковъ, старыя монеты, каменья драгоцѣнныя и симъ подобное, и прислать въ синодъ, гдѣ разобрать, что гораздо старое и курьёзное».
Великія испытанія выпали на долю обители св. Сергія, въ тяжкую годину нашествія поляковъ.
Въ 1608 году Троицкій монастырь окруженъ былъ мятежными полчищами, которыя стояли за втораго Лжедимитрія. Самозванецъ этотъ *) утвердился станомъ въ селѣ Тушинѣ, принадлежавшемъ Троицкой обители, и хотѣлъ овладѣть и самымъ монастыремъ. Побуждало его къ тому желаніе овладѣть сокровищами монастыря, собранными вѣками, и уничтожить вліяніе иноковъ троицкихъ, на поддержаніе въ Москвѣ и вообще вѣ народѣ русскомъ, вѣрности избранному царю Шуйскому. Самозванецъ понималъ также важное значеніе Сергіевской обители, лежащей на пути къ Москвѣ отъ сѣверныхъ и восточныхъ городовъ, откуда могли придти вѣрные сыны отечества, для освобожденія отъ иноземцевъ и мятежниковъ. Гордые ляхи **) говорили Лжедимитрію: «Доколѣ свирѣпствовать противъ насъ симъ кровожаднымъ вранамъ, гнѣздящимся въ ихъ каменномъ гробѣ-? Города многолюдные и цѣлыя области уже твои; Шуйскій бѣжалъ отъ тебя съ войскомъ, а чернецы ведутъ дерзкую войну съ тобою! Разсыплемъ ихъ прахъ и жилище!».
Тогдашній келарь ***) лавры, знаменитый въ лѣтописяхъ отечества Авраамій Палицынъ, во время осады не былъ въ монастырѣ, но тѣмъ не менѣе, болѣлъ душею за него и дѣлалъ въ Москвѣ, все, что могъ, въ его пользу.
Въ обители Троицкой было въ то время болѣе 300 человѣкъ братіи; въ числѣ ихъ были и такіе, которые въ мірѣ служили отечеству на полѣ брани, и въ настоящемъ случаѣ могли быть полезными для обители своимъ мужествомъ и ратнымъ исскусствомъ. Кромѣ того, для защиты монастыря были присланы царемъ Василіемъ Іоанновичемъ два воеводы съ отрядомъ войска: князь Григорій Борисовичъ Долгорукій-Роща и Алексѣй Ивановичъ Долгохвостовъ. Слуги монастырскіе и крестьяне близлежащихъ селеній пополняли ряды воиновъ. Число всѣхъ защитниковъ монастыря простиралось до 2,500. Здѣсь была и Ксенія Борисовна дочь Годунова. Всѣ окрестные жители искали спасенія въ стѣнахъ лавры; кельи были переполнены больными, женщинами, дѣтьми; но иноки продолжали принимать всѣхъ, говоря: «Св. Сергій защититъ насъ и пошлетъ намъ свою помощь». Стѣны и башни снабжены были всѣмъ необходимымъ на случай осады, но онѣ были не прочны. Хлѣбныхъ запасовъ въ обители было достаточно, но какъ мельницы находились внѣ монастыря, то молотъ рожь при продолжительности осады, было затруднительно. Въ дровахъ же и сѣнѣ былъ недостатокъ.
Обыкновенныхъ человѣческихъ средствъ защиты не было достаточно; не было ни достаточнаго числа въ воинахъ, да и на довольство запаса, на крѣпость стѣнъ положиться нельзя было, — и, если бы милосердый Господь, по молитвамъ угодника Своего, не сохранилъ монастыря, то ему не устоять бы противъ враговъ.
23-го сентября 1608 года войска польскія и литовскія, въ числѣ 30,000 человѣкъ, подъ предводительствомъ Яна Петра Сапѣги и Лисовскаго, подступили къ монастырю и стали на Клементьевскомъ полѣ. Къ нимъ присоединились русскіе измѣнники: Татары, Черкесы и Казаки.
Архимандритъ Іоасафъ и соборные старцы приготовились къ оборонѣ: вездѣ разставили пушки и назначили, кому биться на стѣнахъ и кому въ вылазкахъ. Воеводы: Долгорукій и Голохвастовъ, надъ гробомъ св. Сергія поцѣловали крестъ въ томъ, чтобы сидѣть въ осадѣ безъ измѣни. Всѣ люди ратные и монастырскіе послѣдовали ихъ примѣру въ духѣ любви и братства, ободряли другъ друга и съ ревностію готовились къ трапезѣ кровопролитной, пить чашу смертную за отечество. Съ этого времени въ церквахъ лавры пѣніе не умолкало ни днемъ, ни ночью.
Сапѣга и Лисовскій пытались сначала склоннить воеводъ, архимандрита и братію къ добровольной сдачѣ монастыря. Монахи и воины сказали: «упованіе наше есть Святая Троица, стѣна и щитъ Богоматерь, святые Сергій и Никонъ сподвижники: не страшимся!» и послали осаждающимъ рѣшительный отказъ. Тогда непріятель, съ 3-го октября сталъ поражать монастырь изъ 63 пушекъ. Стѣны и башни тряслись, но не падали— раскаленныя ядра остывали, не причиняя вреда.
Въ ночь съ 12-го на 13-е октября, Сапѣга двинулъ полки на приступъ. Осажденные мужественно встрѣтили нападающихъ и отразили ихъ.
Бъ темную осеннюю ночь 25 октября, когда огни едва Свѣтились и все затихло въ лаврѣ, послѣдовалъ неожиданно вторичный приступъ, который былъ также отраженъ съ большимъ урономъ враговъ.
Сапѣга и Лисовскій готовили вѣрную гибель монастырю, они вели къ стѣнамъ его подкопы. Осажденные хотя и провѣдали объ этомъ, но незнали мѣста и направленія подкопа, а потому упали духомъ, ожидая съ каждымъ часомъ взрыва, и начали готовиться къ смерти: исповѣдывались и пріобщались с. Таинъ.
Къ счастью, одинъ, изъ захваченныхъ въ вылазкѣ плѣнниковъ указалъ воеводамъ мѣсто подкопа: ляхи вели его отъ мельницы къ круглой угольной башнѣ нижняго монастыря. Чтобы уничтожить подкопъ, защитники, 9 ноября, за три часа до свѣта, сдѣлали вылазку и быстрымъ натискомъ привели непріятеля въ смятеніе, опрокинули и преслѣдовали его; при этомъ подкопъ былъ открытъ и двое смѣльчаковъ, крестьянъ села Клементьева, Шиловъ и Слотъ, взорвали его, но, къ несчастію, сами сдѣлались жертвами своего доблестнаго подвига. Жаркая битва продолжалась цѣлый день и кончилась тѣмъ, что монастырскіе защитники овладѣли непріятельскими турами на Красной горѣ, захватили 8 большихъ орудій, много мелкаго оружія, пуль и пороху. Побѣдители, облитые кровью, возвратились съ торжествомъ, при колокольномъ звонѣ всѣхъ церквей монастырскихъ. Въ этотъ знаменательный день пало защитниковъ обители 174 человѣка и 66 найдено раненыхъ; со стороны непріятеля насчитывали до 1500 убитыми и до 500 ранеными. Иноки мужественно сражались въ этой вылазкѣ и вездѣ были впереди.
Ляхи понеся такое пораженіе, казалось присмирѣли.
Въ самыхъ же стѣнахъ обители, отъ тѣсноты, сырости, недостатка въ чистой водѣ, появилась страшная цынготная болѣзнь, отъ которой умирало въ день по пятидесяти человѣкъ, такъ что не успѣвали копать могилъ, и некому было ходить за больными. Съ утра до вечера отпѣвали усопшихъ и хоронили— ночью стонъ не умолкалъ: кто умиралъ, кто плакалъ надъ умирающимъ. Здоровые шатались какъ тѣни отъ изнеможенія; о новыхъ вылазкахъ нельзя было и думать. Помощи ни откуда не'приходило; положеніе осажденныхъ становилось день ото дня затруднительнѣе. Въ самой обители вкралась измѣна.
Въ ночь на 28 мая 1609 года, осажденнымъ пришлось вынести третій сильнѣйшій приступъ. Поляки и литовцы смѣло лѣзли на стѣну, но вездѣ были отбиваемы оружіемъ, каменьями, известью, смолою, варомъ. Женщины бились на стѣнахъ въ огнѣ, рядомъ съ мужчинами. Приступу продолжался до самаго утра, столь радостнаго для осажденныхъ. Враги и въ этотъ разъ, несмотря на силы свои вынуждены были отступить; со стыдомъ, съ потерею стѣнобитныхъ орудій; хотя защитниковъ въ монастырѣ оставалось уже не болѣе какъ 200 человѣкъ.
Эта кровопролитная битва рѣшила судьбу лавры: Сапѣга отступилъ отъ нея, грозя возвратиться вскорѣ съ большими силами. Никто въ обители не повѣрилъ этой угрозѣ; всѣ радостно благодарили Бога, торжествуя побѣду и освобожденіе отъ тяжкой, безпримѣрной осады, продолжавшейся шестнадцать мѣсяцевъ.
Замѣчательна судьба, постигшая предводителей ѳтой осады. Сапѣга умеръ въ 1611 году въ Москвѣ, а Лисовскій въ 1316 году, въ самый день преп. Сергія, внезапно былъ пораженъ смертію близъ Стародуба. Какъ не признать въ этихъ событіяхъ знаменія Суда Божія!
Троицко-Оергіевская лавра, послѣ Кіевопечерской лавры, почитается однимъ изъ знатнѣйшихъ монастырей Россійской Имперіи. Она окружена значительнымъ селеніемъ, переименованнымъ въ Сергіевскій посадъ. Къ монастырю ведетъ желѣзная дорога отъ Москвы. Мѣстоположеніе лавры гористое, и монастырскія зданія видны отвсюду за десять верстъ и болѣе. Въ монастырѣ хранятся несмѣтныя сокровища. Изъ Сергіевской духовной академіи выходятъ лучшіе пастыри русской церкви. Монастырь этотъ такъ же тихъ и миренъ, какъ бывалъ и въ прежнія времена, когда отшельникамъ его нужно было отстаивать обитель съ оружіемъ въ рукахъ противу враговъ.
Троицко-Сергіевская лавра состоитъ подъ управленіемъ митрополита Московскаго, который поэтому и именуется Священно-Архимандритомъ оной.
Болѣе замѣчательныя зданіи лавры слѣдующія:
1) Троицкій соборъ, древнѣйшій и главный, основанъ преп, Никономъ въ 1422 году, построенъ изъ бѣлаго камня, съ мѣдною вызолоченною крышею. Здѣсь, въ ракѣ, кованой изъ золота и серебра и усѣянной, драгоцѣнными камнями, почиваютъ многоцѣлебныя мощи преп. отца нашего Сергія игумена, Радонежскаго чудотворца; серебряный куполъ надъ этою ракою вѣситъ тридцать пудовъ. Внутренность церкви украшена многими иконами греческаго письма, замѣчательными по древности, богатымъ убранствомъ и иконописному искусству. Повсюду видны строгіе лики св. угодниковъ, всюду вѣетъ неземною, загробною жизнію. Въ иконостасѣ, по правую сторону царскихъ вратъ, мѣстная чудотворная св. икона Живоначальныя Троицы, весьма древняя по изображенію, украшена золотомъ и драгоцѣнными камнями, усердіемъ царей Бориса Годунова и Михаила Ѳеодоровича. Надъ южною дверью алтаря складная св. икона— Явленіе Богоматери преп. Сергію, писана въ 1588 году на разнятой крышѣ гроба чудотворца. Эта икона сопутствовала и въ походахъ: при царѣ Алексіѣ Михайловичѣ во вре/я польской войны; при Петрѣ Великомъ въ войну со шведами; въ 1812 году она была вручена Московскому ополченію, а въ 1852 году въ благословеніе православному воинству, сражавшемуся противъ четырехъ державъ Европы. Здѣсь же хранятся: Евангеліе, украшенное золотомъ и каменьями, и св. крестъ, приложенные Государемъ Александромъ Николаевичемъ, (когда онъ былъ еще Наслѣдникомъ престола), а въ возглавіи у раки деревянный посохъ преп. Сергія.
Много историческихъ событій остались памятны въ этомъ славномъ храмѣ. Особенное вниманіе посѣтителей обращаетъ на себя пробоина въ южной желѣзной двери, напоминающая осаду монастыря поляками въ 1608 году: ядро, пущенное изъ непріятельскаго стана, пробило эти двери, ударилось въ икону св. Николая и сдѣлано на ней язвину, видимую и по настоящее время.
Успенскій Соборъ въ Троицко-Сергіевской Лаврѣ.

2) Серапiоновская палатка. Такъ называется часовня, построенная на мѣстѣ, гдѣ была деревянная келлія преп. Сергія и гдѣ было ему благодатное посѣщеніе Богоматери. Въ ней почиваютъ св. мощи: Серапіона, архіепископа новгородскаго— Іоасафа, митрополита всероссійскаго, и архимандрита Діонисія, подвизавшагося, ввіѣстѣ съ Аврааміемъ Палицынымъ, на спасеніе отечества отъ поляковъ.
3) Церковь преп. Никона, гдѣ подъ спудомъ почиваютъ и мощи его. Надъ царскими вратами, въ золотой ризѣ, помѣщается икона Іерусалимской Богоматери, называемая Херсонскою; она принесена изъ Херсона въ Кіевъ великимъ княземъ Владиміромъ, послѣ его крещенія, и дана князю Ярославу въ Новгородъ; царемъ же Іоаномъ Васильевичемъ взята оттуда и передана въ обитель преп. Сергія.
4) Успенскій соборъ, по величинѣ своей, превосходитъ прочія лаврскія церкви: въ длину онъ имѣетъ 17 саженъ, а въ вышину до 10 саи; енъ. Это величественное зданіе, стоящее на высокомъ каменномъ фундаментѣ, есть памятникъ усердія царя Іоанна Грознаго. Ему, впрочемъ, не суждено было увидѣть соборъ оконченнымъ: онъ былъ освященъ уже въ царствованіе Іоаннова сына, Ѳеодора I. Изъ пяти главъ, вѣнчающихъ соборъ, средняя вызолочена, а прочія главы покрыты по голубому полю вызолоченными звѣздами.
Соборъ обнесенъ чугунною оградою, въ которой, подъ развѣсистыми деревьями, видны ряды богатыхъ надгробныхъ памятниковъ. У сѣверозападнаго угла собора видно небольшое четырехъ-угольное, какъ бы вросшее въ землю зданіе, покрытое желѣзною крышею: — въ немъ заключены четыре гробницы царственнаго семейства Годуновыхъ.
5) Церковь Смоленскія иконы Божія Матери; въ ней чудотворная икона Одигитріи, изсѣчена изъ камня и украшена алмазною короною и жемчужною ризою.
6) Часовня при Успенскомъ колодцѣ, вода котораго служитъ къ исцѣленію больныхъ, прибѣгающихъ съ вѣрою къ Радонежскому чудотворцу.
7) Четырехъ-сторонній памятникъ, (обелискъ), изъ дикаго камня, вышиною 14 аршинъ, поставленный въ 1792 году Платономъ, митрополитомъ московскимъ, посреди площадки, передъ монастырскою колокольнею и Успенскимъ соборомъ; на каждой сторонѣ этого памятника помѣщены описанія достопамятныхъ происшествій, при которыхъ обитель преп. Сергія избавляла Россію отъ угрожающихъ ей опасностей; на верху памятника солнечные часы, сдѣланные однорукимъ профессоромъ Панкевичемъ.
8) Колокольня, вышиною въ 41 саж. 1 арш., съ позлащеннымъ куполомъ; всѣхъ колоколовъ на ней 43; въ большомъ колоколѣ 4000 пудовъ, на ней устроены, въ 1784 году, боевы# часы, которые служатъ и для всего Сергіевскаго посада.
9) Ограда монастырская вокругъ всей лавры, на 642 саженяхъ, шириною въ 3 сажени, съ 9-ю высокими башнями, вся покрыта желѣзомъ.
10) Просфорня; въ ней въ теченіе года выпекается на просфоры для церквей и богомольцевъ муки болѣе 4000 пудовъ; при первоначальномъ приготовленіи тѣста употребляется освященная вода.
11) Ризница занимаетъ отдѣльное зданіе и расподожена въ четырехъ большихъ палатахъ. Не только въ Россіи, но и во всей Европѣ, нѣтъ ризницы богаче Троицкой: со временъ Димитрія Донскаго накопляются тамъ жемчуга, камни, парча— здѣсь богатѣйшее собраніе работъ русскаго женскаго искусства. Въ ризницѣ этой хранится неоцѣнная святыня — деревянный потиръ преп. Сергія, въ который, во время священнослуженія его, сошелъ Духъ Святый въ видѣ пламени; деревянный дискосъ, преп. Сергія, фелонъ его и башмаки, ВО лѣтъ бывшіе во гробѣ на ногахъ преподобнаго. Особенно поражаетъ посѣтителей камень съ изображеніемъ внутри его креста и человѣка молящагося, — это замѣчательное произведеніе природы. Въ большихъ стеклянныхъ шкафахъ хранятся: драгоцѣнные сосуды, дискосы, чаши, кресты, митры архіерейскія, посохи литые изъ золота, выложенные драгоцѣнными каменьями, евангелія, требники, переплетенные въ золото, плащаницы и покровы, вышитые жемчугами. Здѣсь хранится воздухъ, унизанный крупнымъ жемчугомъ и драгоцѣнными каменьями и возложенный на главу преп. Сергія, Государемъ Императоромъ Александромъ Николаевичемъ, по окончаніи крымской войны.
При монастырѣ богатая библіотека, болѣе семи тысячъ томовъ разнаго рода сочиненій, по преимуществу богословскихъ, множество рукописей, типографія, хромолитографія, иконописная и наконецъ, духовная академія, основанная въ 1749 году императрицею Елисаветою.
У Троицко-Сергіевской лавры ежедневно стекаются сотня нищихъ. На липахъ и березахъ съ незапамятныхъ временъ живутъ тысячи воронъ, грачей и галокъ.
Церковь Сошествія Св. Духа сооружена царемъ Іоанномъ Васильевичемъ Грознымъ, послѣ взятія Казани. Церковь кирпичная, съ узорчатыми украшеніями; глава надъ этимъ храмомъ устроена на подобіе небеснаго свода и позолочена червоннымъ золотомъ...
Петровскій дворецъ (въ Москвѣ).
Здѣсь находится гробница ученаго инока Максима Грека ****), знаменитаго въ россійской церковной исторіи своими трудами надъ исправленіемъ славянскихъ церковныхъ книгъ и претерпѣнными за то гоненіями. Послѣ 38-хъ лѣтнихъ томленій въ заточеніи, благочестивый этотъ труженикъ окончилъ страдальческую жизнь свою, въ 1556 году, въ мирной обители преподобнаго Сергія.
По правую его сторону, въ другомъ предѣлѣ того же храма, почиваетъ незабвенный архипастырь нашъ, митрополитъ Московскій Филаретъ *****), еще при жизни своей избравшій Троицкую лавру мѣстомъ послѣдняго своего успокоенія. Въ 1860 году, по благословенію самого владыки, пристроенъ былъ къ церкви Сошествія св. Духа малый предѣлъ во имя милостиваго Филарета; внутри этого придѣла, у праваго клироса, приготовлена была, для него изъ бѣлаго камня, скромная небольшая могила. Въ этомъ духовномъ вертоградѣ погребенъ, почившій на 86-мъ году своей жизни, благочестивый старецъ до свѣтлаго радостнаго утра. Смерть Филарета унесла съ собою много для насъ драгоцѣннаго. Въ средѣ достойныхъ пастырей московскихъ являлось много великихъ людей, но давно у насъ не было пастыря, который имѣлъ бы такую народность и общее глубокое почитаніе какимъ пользовался Филаретъ, вслѣдствіе своей жизни и трудовъ на общую пользу: поистинѣ, это былъ яркій свѣтильникъ благодатной вѣры. Въ продолженіи трехъ царствованій маститый архипастырь пользовался высокимъ довѣріемъ монарховъ.
Кто преклонится предъ нетлѣнными мощами преподобнаго Сергія, посѣтитъ священныя гробницы его учениковъ, тотъ конечно, поклонится и гробницѣ Филарета и надъ его могилою помолится о немъ, да упокоитъ его Господь Богъ въ нѣдрахъ Авраама и Исаака!..

*) Въ 60 верстахъ отъ Москвы, въ Сергіевскомъ посадѣ, Дмитровскаго уѣзда, Московской губерніи, при рѣкахъ Кунчурѣ и Глинницѣ.
*) Преп. Никонъ 1392–1428.
**) Епископомъ Афанасіемъ.
*) Димитрій Іоанновичъ Донской, великій князь Московскій, сынъ великаго князя Іоанна Іоанновича II, родился въ 1350 г., вступилъ на престолъ 1363 г. и умеръ 1389 г.
*) Между рѣками Непрядвою и Дономъ въ нынѣшней Тульской губ. Епифанскомъ уѣздѣ.
*) Прозванный впослѣдствіи въ народѣ Тушинскимъ воромъ.
**) Ляхи или лехи, — такъ называютъ поляковъ, отъ имени перваго польскаго князя Леха.
***) Такъ назывались въ старину монахи, завѣдывавшіе монастырскими вотчинами и всѣми не духовными дѣлами по монастырскому вѣдомству; нынѣ это монахъ, завѣдывающій монастырскими припасами.
****) Родомъ изъ Албаніи; вызванъ былъ, въ 1518 году, великимъ княземъ Василіемъ Іоанновичемъ въ Москву, для разбора и исправленія книгъ царской библіотеки.
*****) Въ мірѣ называвшійся Василій Дроздовъ; сынъ соборнаго діакона, род. Московской губ. въ г. Коломнѣ, 26 декабря 1782 года; получилъ образованіе въ Сергіевской лаврской семинаріи и, скончался въ воскресенье 19 ноября 1867 года въ 2 часа пополудни.
Петровскій дворецъ въ Москвъ
Наружный видъ Петровскаго дворца. — Время и поводъ его построенія. — Настоящее его назначеніе. — Историческія воспоминанія, относящіяся къ дворцу. — Окрестности дворца: Холзінское поле, Петровскій паркъ.

Въ двухъ верстахъ отъ московскихъ тріумфальльныхъ воротъ Императора Александра I, по правую сторону петербургскаго шоссе, среди зелени садовъ и разныхъ зданій Петровскаго, возвышается Петровскій дворецъ. Это зданіе весьма затѣйливой постройки, украшенное зубчатыми башенками, имѣетъ видъ небольшаго средневѣковаго замка. Яркій цвѣтъ этого дворца придаетъ ему, несмотря на его столѣтнее существованіе, еще довольно свѣжій видъ. Внутренность дворца отдѣлана весьма роскошно.
Построеніе этого дворца относится ко времени царствованія Императрицы Екатерины Великой, которая повелѣла, на случай своихъ пріѣздовъ въ Москву, въ недальнемъ разстояніи отъ въѣзда въ Москву, построить дворецъ такъ называемый подъѣздной дворъ. Построка его начата была въ 1776 году, и онъ былъ причисленъ къ императорскимъ дворцамъ и получилъ свое настоящее, названіе. Во все, время своего царствованія Императрица останавливалась въ этомъ дворцѣ, передъ своимъ въѣздомъ въ Москву.
Съ тѣхъ поръ Петровскій дворецъ служитъ только временнымъ помѣщеніемъ императорскаго двора во время торжественныхъ пріѣздовъ въ Москву императорской фамиліи. Передъ коронаціей государи останавливаются обыкновенно на нѣсколько дней въ Петровскомъ дворцѣ и отсюда уже въ назначенный день совершается торжественный въѣздъ въ Москву. Кромѣ того, когда Императоръ производитъ смотръ войскамъ на близь лежащемъ Ходынскомъ полѣ, онъ заѣзжаетъ во дворецъ. Во время пребыванія Императора, въ прекрасныхъ залахъ Петровскаго дворца собираются иногда, по назначенію, военные начальники и офицеры.
Петровскій дворецъ оставался въ томъ видѣ, какъ былъ построенъ только до 1812 года. Когда Москва, занятая французскими войсками, обнялась пламенемъ и когда слабыя попытки Наполеоновой гвардіи тушить огонь остались тщетными, императоръ французовъ увидѣлъ, что, оставаясь въ Кремлѣ, онъ подвергается опасности сгорѣть. Гордость заставляла его медлить бѣгствомъ и, не смотря на приближеніе пожара со всѣхъ сторонъ, онъ хотѣлъ оставаться въ Кремлѣ.
Но когда ему донесли, что окна во дворцѣ лопаются отъ жару отъ близости огня, а горячіе головни падаютъ на кровлю дворца и на артиллерійскій обозъ, расположенный въ Кремлѣ, тогда онъ велѣлъ узнать, какимъ путемъ безопаснѣе выѣхать изъ Москвы въ Петровскій дворецъ, вокругъ котораго былъ расположенъ одинъ изъ французскихъ корпусовъ. Долго не могли найти нигдѣ выхода изъ пылавшей Москвы. Наконецъ Наполеонъ отправился въ сопровожденіи своего штаба, съ опасностію жизни, къ уединенному Петровскому дворцу. Много разъ онъ долженъ былъ дѣлать объѣзды, сворачивать въ стороны, чтобъ не быть погребеннымъ подъ горячими развалинами домовъ. Переѣхавъ въ Петровскій дворецъ, онъ жилъ тамъ до прекращенія пожара— въ теченіе четырехъ дней комнаты этого, обыкновенно столь тихаго дворца, были оживлены суетившимися генералами и офицерами Наполеона. Здѣсь онъ убѣдился, что ему не дождаться изъявленія покорности русскаго царя и рѣшилъ объ оставленіи Москвы. Отсюда послано было имъ приказаніе объ обратномъ походѣ изъ Мооквы.
По оставленіи Наполеономъ Петровскаго дворца онъ былъ также опустошилъ пожаромъ, вѣроятно, отъ небрежности или умышленнаго поджога французскихъ войскъ. Нѣсколько лѣтъ онъ оставался въ развалинахъ и былъ приведенъ въ порядокъ только около 1840 года.
Окрестности Петровскаго дворца замѣчательны во многихъ отношеніяхъ. Передъ нимъ, по другую сторону петербургскаго шоссе, простирается, обширное Ходынское поле. На этомъ мѣстѣ въ бѣдственныя времена самозванцевъ, стояли защитники отечества противъ тушинскаго вора, который укрѣпился близъ деревни Тушиной. Тутъ былъ лагерь Скопиныхъ-Шуйскихъ, Масальскихъ, Романовыхъ, Голицыныхъ и другихъ защитниковъ отечества и Москвы отъ тушинскаго самозванца. Въ настоящее время на этомъ мѣстѣ каждое лѣто бываетъ расположенъ лагерь войскъ и все лѣто производятся ученья, заканчиваемыя общимъ маневромъ. Военные парады, музыка по вечерамъ и весь этотъ блескъ военнаго быта привлекаетъ много гуляющихъ, такъ что Петровскій дворецъ бываетъ все лѣто окруженъ съ одной стороны картиною военной жизни, съ другой — мирною картиною сельскаго спокойствія и загородныхъ увеселеній въ Петровскомъ паркѣ, расположенномъ позади дворца и устроенномъ лѣтъ 50 тому назадъ, на мѣстѣ бывшей тутъ прежде. голой степи.
Нѣсколько въ сторону, ближе къ Прѣсненской заставѣ и Благовѣщенскому кладбищу устроены два бѣга для скаковыхъ и для рысистыхъ лошадей. Это обширныя пространства, обнесенныя перилами и украшенныя по мѣстамъ галлереями, гдѣ въ дни скачекъ и бѣговъ собираются многочисленныя посѣтители любоваться быстротой скакуновъ и удалью рысистыхъ лошадей. Такимъ образомъ Петровскій дворецъ со всѣхъ сторонъ окруженъ лѣтними удобствами и увеселеніями.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.